Bike in City

BRM 400. X Світанок на перевалі. Вперед и вверх.

“Найкрасивіша та найскладніша чотирьохсотка України!” — именно так Lviv Bicycle Club указывает в описании события на фейcбуке уже который год. Четыре сотни километров, 8 перевалов, почти 4000 метров набора высоты и асфальт абсолютно разного качества: от ужасного, до идеальной, закатанной в асфальт трассы. И это все надо проехать на велосипеде, уложившись в лимит за 27 часов. Отдельно стоит отметить, что в этом году это была юбилейная версия — этот маршрут львовский клуб официально проводил уже в 10 раз. Поэтому в этот раз, я вместе с Олей Жалюк решили поехать именно сюда — чтобы разнообразить географию наших бреветных похождений. 

Достаточно информативный гайд по прохождению “Світанка” за пару недель до старта написал Алексей Кивак — эта статья стала моим основным ориентиром на то, чего следовало ожидать на самой дистанции. Цитировать его я здесь не буду, там и так все прекрасно написано, а просто укажу на те моменты, которые помогли нам быть максимально свежими и готовыми к старту. 

Первое, и наверное основное — ночевка недалеко от места старта. Хоть львовский клуб и организовывает автобусный трансфер рандоннёров и велосипедов на старт, сбор на погрузку продолжается до половины первого ночи — а это означает то, что если вы не местный, и приехали во Львов допустим в пятницу утром (а старт в субботу в 3-утра) — то велика вероятность, что лечь спать вам будет некогда. А если и будет, то просыпаться все равно придется достаточно рано, чтобы успеть на погрузку в автобусы. Плюс, следует учесть дорогу в стиле “цирк с медведями и конями” — два часа езды в автобусе, в сидячем положении — то еще удовольствие. Разве что вы обладаете уникальным навыком вырубится в кресле и проспать всю дорогу — на даже это не заменит полноценного отдыха в кровати накануне старта.

Три всадника апокалипсиса накануне старта.

Поэтому вариант с трансфером мы отмели сразу. Скооперировавшись с еще одним киевским рандоннёром, Мишей Кирюшкиным, мы сняли трёхместный номер в отеле в паре километров от старта. Добираться в Долину мы решили так: на поезде приехать в Стрий, позавтракать, а после — своим ходом преодолеть сорок километров до нашего отеля. Это дало возможность нам немного размяться накануне, и проверить состояние своих велосипедов — если уж что-то было не докручено, вероятность заметить это днём и успеть починить была выше, чем в сумерках в паре километров от старта.

По дороге в Долину случилось два небольших события — первое, когда Миша, который ехал за нами, сообщил, что от кого-то отвалилась какая-то черненькая, маленькая заглушка. Остановившись, мы с Олей осмотрели свои велосипеды — под определение “черной и круглой детальки” попадало не сильно многое — заглушки на концах руля, держащие обмотку, были на месте, визуальный осмотр остальных частей моего велосипеда ничем меня не смутил, у Оли все вроде тоже было в порядке. Ну, бывает, мало ли какой мусор валяется на дороге и вылетает из под колёс. У меня промелькнула мысль вернутся и поискать эту деталь, но решив, что все окей, даже не стал заморачиваться….

Второе событие — когда нас нагнал сзади Армен Мосесян, еще один киевский рандоннёр. Он прибыл во Львов еще в пять утра, и теперь ехал в Долину своим ходом. Приятно было его встретить — тем более, еще из нашего клуба. В Долине мы совершили набег наезд на пиццерию, где основательно пообедали. Заодно, все там же, мы спросили про возможность заказать еду и забрать ее с собой — нам совершенно точно был необходим плотный завтрак. Такая опция присутствовала, и около шести вечера Миша сгонял в это заведение и привез наш будущий завтрак — у каждого было по порции пасты “Карбонара” и блинчиков с сыром и мясом — достаточно хорошее и плотное меню) Спать мы легли около 19:00 — будильники были заведены на час ночи.

В шлеме, велосипедисту можно делать все, что угодно)

Выспаться удалось всем — это однозначно было то, что нужно после насыщенного дня ранее. С перепаковкой вещей мы справились еще вчера, поделив их на те, которые поедут с нами, и те, которые мы загрузим в машину волонтеров, на финиш. Быстренько завтракаем, одеваемся и забираем наши велосипеды из отдельной подсобки — решаю проверить давление в колесах. От дідько! — заднее, на моём велосипеде, было полуспущено. Камера в колесе стояла новая и перед заселением в отель все было в порядке. Фантомный прокол? Не похоже, иначе бы стояло на ободе… Делать нечего — под шум огромной толпы, которая праздновала здесь же свадьбу (интересно, как нас не разбудила громкая музыка? Значит точно спали как сурки) начинаю накачивать колесо. Время уже 02:20 — сбор на старте уже начинался через 10 минут. Нервничаю, поскольку понимаю, что если колесо будет спускать дальше, то потрачу еще кучу времени на замену камеры. Но, вроде все норм, и я выдвигаюсь догонять Мишу и Олю, которые уже маячили своими габаритами где-то впереди.

Сбор перед «Світанком». Фото — Христина Зеленчук.

Стартовая “поляна” уже кишела велосипедистами. Помимо Армена, замечаю других киевских рандоннёров: Леху Кивака, Гришу Кудрявцева, Алексея Баранова, Мишу Борового — все свои! Дениса Симковского и Насти Гиль не было — они в это время активно и качественно “укатывались” в Румынских горах. Также на старте замечаю рандоннера из Одессы — Пашу, так же известного, как Феня Пентаморфия. Мы с ним не пересекались ранее, но он тоже иногда пишет отчёты о поездках и снимает видео с бреветов — кадры, как он чуть не улетел с обрыва в Польше на бревете Львов-Карпаты-Львов, 1200км (благодаря безвизу, маршрут проходил по трём странам: Украине, Польше и Словакии) до сих пор живы у меня в памяти. Безбашенный парень, в хорошем смысле этого слова). Обращаю внимание на его стартовый номер: “101”. На leet-speak (язык в котором буквы в словах заменяются на похожие по начертанию символы) это означает “lol” — laughing out loud, то есть — “смеяться вслух”. Забавное совпадение. 

Там же, замечаю группу из Львовского клуба, которые в прошлом году приезжали к нам на Киевскую тысячу. Но времени на предстартовый расслабон,  беседы и чай с печеньками у меня нет — докачиваю колесо (которое таки держит давление, просто впереди ожидается адовая жесть с покрытием и не хочется получить “змеиный укус”), закидываю наши рюкзачки в машину волонтёров, запускаю навигацию, глубоко вдыхаю…. иии внезапно дают команду к старту. “Что ж, перед смертью не надышишься!” — мелькает в голове, и запрыгиваю в седло.

Старт колонны из почти восьмидесяти человек выглядит весьма эпично — тем более ночью. Сотни разноцветных огоньков от разных фар и мигалок выстраиваются в длиннющую вереницу, которая растягивается на несколько километров — сначала все шли достаточно плотно, но вскоре народ потихоньку делился на группы по силам — кто-то ехал один, кто-то (как мы с Олей) в паре, постепенно образовался отрыв (который очень шустро укатил вдаль) — каждый выбирал свой темп. Во тьме ночи, к нам прибился Дима Кукуруза — еще один рандоннёр из Киева, который в этом году начал катать бреветы. Для него, такое событие наверняка было чем то особенным — первая четырехсотка, да еще и «Світанок»! Главное по неопытности ему было не рвануть вперед, пытаясь ехать быстрее — горы не любят слишком самоуверенных.

Как и предупреждал в своем “гайде” Леха Кивак — первые километры из Долины представляют собой самый ужасный асфальт,  который только можно себе представить. Ямы на ямах, покрытые ямами поверх — это самое щадящее описание, которое только можно придумать. Хотя нет, это был полный п#@%ец! Дорога уже начала брать дань с рандоннёров: то тут, то там мы видели людей, стоящих или съезжающих на обочину, у которых сдувались/взрывались колеса. Первые двадцать километров мы проехали за час — быстрее просто не позволяло покрытие, тем более мы тут не местные, и не знаем даже хотя бы приблизительной траектории с наименьшим количеством ям. 

Дух Дороги пришел и к нам, пожинать свои плоды — Оля заметила, что заднее колесо ведет себя как-то странно. В полной уверенности в том, что ей это просто кажется, предлагаю остановиться и проверить, все ли в порядке. Оказалось — не в порядке. Это оказался обычный прокол, сделанный правда непонятно чем — почти “облизав” всю внутреннюю сторону покрышки, я так и не нашел там застрявшей колючки. Солнце еще даже не встало, поэтому кругом была кромешная темнота — в свете фары начинаю снимать колесо. Ничего не поделаешь, надо менять камеру — пока есть запаски, это самый быстрый вариант. Диму мы отправили вперед — ему нет смысла с нами торчать, пусть едет вперед, а мы доберем его где-то попозже. Мимо нас еще проезжают группы рандоннёров, предлагая помощь — благодарим их, но у нас есть все необходимое — спустя десять минут Олин велосипед снова в строю. Немного подстраиваю себе ход тормозных ручек дуалов, чтобы не продавливать их аж до самого руля — сегодня мне это очень и очень пригодится, спуски обещают быть стремительными.

Едем в полнейшей темноте — небо за нами потихоньку светлеет, но от лучей солнца мы спрятаны за горами. Я представил себе, если бы я ехал здесь один — когда мир существует только в свете фары перед тобой, а окружающая темнота подступает со всех сторон. Я даже выключил музыку, которая играла у меня в наушниках, чтобы проникнуться этим моментом. Мы ехали дальше, и совсем скоро стало достаточно светло, чтобы начать понимать, куда ведет дорога — вскоре мы проезжали мимо Мислівки, где заметили идущего с велосипедом на плече… того самого Пашу из Одессы, с номером 101. Сбавляю ход, мне интересно, что случилось — оказалось, что у него сорвало безкамерку с заднего колеса, а камера, которую он туда поставил, взорвалась при накачке — дальше только пешком. Всего тридцатый километр от старта, а до волонтёров с чаем и кофе (и возможной эвакуацией) на вершине Торунського перевала еще пятнадцать! Спрашиваю у него, может нужна камера — отвечает, что не отказался бы, но он совершенно не уверен, что не взорвется и она. “Я и так уже на машине подъехал, так что это стопроцентный сход!” — резюмирует Паша. — “Передайте волонтерам, что номер 101 сошел, и идет к ним пешком!”. Какая досада! С одной стороны, вроде и сломался почти на самом старте, а с другой — хорошо, что недалеко от возможности эвакуироваться — оказаться в какой-то дыре и брести до цивилизации несколько часов, было бы то еще удовольствие. Желаю ему удачи — и мы с Олей катим дальше. 

Дорога ведет нас вдоль горной реки — она мирно журчит, заключенная в бетонное русло. Представляю, что тут происходит во время дождя — вспоминаю рассказ Миши Кирюшкина, что в прошлом году местами приходилось ехать по втулки в воде — настолько много воды стекало с гор из-за дождя. Решаю немного перекусить, мы едем уже больше часа, а мой ускоренный метаболизм никак не способствует экономному распределению энергии — если я заголодаю здесь, то потом будет еще хуже. Достаю батончик, начинаю его потихоньку точить. Где-то передо мной Оля сбавляет ход и я ее объезжаю метров на десять вперед — у нее какая-то проблема с шатунами. “Посмотри, что это может быть” — просит она меня, слезая с велосипеда. Я делаю разворот (правой рукой, в левой у меня батончик) и на низкой скорости пытаюсь выщелкнуть ногу из педали — но моя правая нога находится в несколько неудобном положении для этого — и я заваливаюсь на правый бок, прямо на остатки асфальта. “Какого хрена!” — ругаясь, пытаюсь вылезти из-под своего велосипеда — дергаю правую ногу — она таки выщелкнулась из педали, но ее все равно что-то держит. 

Оказалось, что я зацепился за цепь самым краешком шоссейного шипа, который немного выглядывал за габариты обуви — дергаю пару раз ногой, скидываю с ноги цепь и поднимаюсь на ноги. Оля удивлена моими “пируэтами”, сзади нас видно группу еще из трех человек — наверное тогда они подумали что я какой-то зеленый новичок, раз падаю на ровном месте. Осматриваю Олин велосипед, и офигеваю — левый шатун начал сползать с вала. И тут меня осеняет, я снова отчетливо слышу голос Миши Кирюшкина: “черненькая, маленькая заглушка”… Так вот что за деталь отвалилась от Олиного велосипеда! Эта заглушка, стягивала шатуны воедино, которые потом стягивались отдельными болтами — на ней не было никакой нагрузки. Скорее всего, за столько лет катания, шатун немного ослаб в затяжке, и сначала выдавил эту заглушку днём ранее, а сегодня — сполз с вала сам. Прекрасно понимаю, что именно сейчас, наш “Світанок” может закончится, так и не начавшись…. Если на шатуне или вале будут сорваны шлицы — ехать дальше будет попросту невозможно.

Мимо нас проезжает та самая группа, которая видела моё падение — останавливаются спросить, нужна ли нам помощь. Вряд ли у них с собой есть запасная шоссейная система подходящая к Олиному велосипеду — поэтому спрашиваю, должна ли быть в шатуне какая-то стягивающая, пластиковая гайка? Они пожимают плечами — похожей системы звезд на их велосипедах нет. Один неуверенно говорит, что там ничего не должно быть, и сквозная дырка — это норма, но мне почему-то кажется, что так быть не должно. Сам я никогда не имел дел с подобными системами, поэтому тоже не мог сказать наверняка — должно ли там быть что-то или нет. Парни уезжают, и мы остаемся одни. Такими темпами, Паша с велосипедом на плече нас точно догонит и мы уже будем брести по дороге втроем… Ладно, время применить навык “ремонта” — ослабив стяжные болты, снимаю и осматриваю вал — он вроде в норме и все шлицы на месте. Это уже хорошо, но что там с самим шатуном? Шлицы у него тоже присутствуют, но я не уверен, будет ли их достаточно для нормального “зацепа”. Собираю конструкцию воедино:  роль стягивающей гайки играют мои руки — напрессовываю шатун обратно на вал. С первой попытки получилось не очень — шатун сел приблизительно наполовину. Кладу велосипед на бок, уперев правой педалью в землю — повторяю процедуру. Ооо! Теперь уже получше — не идеально конечно, не хватило миллиметра-полтора, но лучше я вряд ли сделаю в полевых условиях. Затягиваю оба болта на шатуне, фиксируя его в рабочем положении — большой надежды на такой ремонт не питаю. Впереди еще два перевала, и только на них станет понятно, выдержит ли шатун, или мы сойдем с дистанции. Сзади никого нет, Паша нас догнать так и не успел — скорее всего, мы и так уже самые последние. Неприятная ситуация, но пока про “не вписаться в лимит” никакой речи не идет — нам просто придется тратить меньше времени на отдых. 

Дорогу тут смывают потоки воды с гор. Хорошо, что мы не попали под дождь — во время «потопа», здесь можно ехать практически по втулки в воде.

Первый перевал на нашем пути — “Вишківський”. И уже тут, я понял, что дорожное покрытие с ямами, которое было ранее — это просто цветочки. На самом подъеме асфальта было, наверное, процентов 5, не более, от общего количества, так называемого “покрытия”. Все остальное — это сыпучий песок, камни, гравий. Градиент был совершенно несложный, но на такой дороге сил тратилось в разы больше просто на борьбу с кочками и ямами. Подъём петлял, уводя нас все выше и выше — на поворотах ситуация была еще хуже — скорее всего, во время дождей, здесь прямо по дороге текли реки воды, которые за столько лет уже вымыли отсюда весь асфальт. Встать на ноги, чтобы чуть ускориться было невозможно — заднее колесо просто срывало на песке. Забравшись наверх, нас ждал спуск в Вишків  — с не менее ужасной дорогой.

Тишина и покой — единственным звуком был равномерный треск моей втулки и шуршание тормозных колодок — коварные ямы были повсюду. “Доедем ли мы до финиша?” — крутилось у меня в голове. Ведь с Олиным шатуном в дороге может случится все что угодно — а варианты эвакуации можно было сосчитать на пальцах. Да и те находились в районе сотого километра. Пока дорога еще не шла резко вниз, я наслаждался видами вокруг — легкая дымка гуляла по долине, а некоторые домики местных жителей отсюда казались вообще игрушечными…

Рррррр ГАВ-ГАВ! — раздался оглушительный лай у меня под ухом. За всеми этими мыслями, я упустил белый силуэт здоровенного пса, который видать был не против отведать деликатесное блюдо — ляжки рандоннёра. 

“Су#а ты еб@#$я, пошел нах$@й пес вонючий! Ты б@$#ь хочешь меня грызануть?! Я тебе сейчас сам грызану е@#$й ты в рот!” — я настолько высадился внезапным появлением такой агрессивной собаки (которая уже скакала рядом с моей ногой), что подбирать цензурные слова не стал — как мне показалось, они эхом прокатились по всей долине, перебудив всех в деревне и… таки отвадили от меня это животное. Пес ускакал куда то вниз, продолжая лаять — наверное побежал жаловаться своему хозяину, что его обзывают. За собой бы следил лучше! А то кидается он тут на всяких мирно едущих, задумчивых велосипедистов….

Спускаемся — руки начинают немного подмерзать. Хоть я и взял с собой перчатки, я их снял ранее, когда чинил шатун — после, мы ехали в основном  вверх, и рукам было достаточно тепло. Вот и запасов этого тепла хватило аж до самого спуска в деревню. Вспоминаю описание маршрута — после спуска с первого перевала, сразу надо заезжать на второй, чтобы не тратить время зря. Так и делаем, проехав мимо группы из трёх рандоннёров, по какой-то причине сидевших возле беседки внизу. 

Сразу после этой фотографии у меня спустило заднее колесо.

Небольшой подъемчик, впереди кусочек прямой дороги — останавливаюсь, чтобы надеть перчатки и согреть руки по пути наверх, стартую — и я еду на ободе! Теперь дух Дороги обратил свое внимание и на меня. Окликаю Олю (она чуть на укатывает дальше, с холма вниз), переворачиваю велосипед и снимаю с него заднее колесо. В этот момент, мимо нас, проезжает желтый бусик “фольксваген” из которого выглядывает Паша — ему повезло, и кто-то из местных таки его подобрал, избавив от необходимости идти пешком. 

Меняю камеру, перед этим найдя в покрышке тонкую “иголку”, застрявшую прямо по центру — и мы продолжаем наш путь. Торунский перевал встречает нас таким же убитым асфальтом покрытием, какое было и на предыдущем подъеме. Пыхтим — под конец снова появляется асфальт и знак, оповещающий что мы находимся на вершине перевала. Здесь так же находилась еще одна машина, черный бус — судя по тому, как аккуратно она подкатила ко мне, пока я ждал Олю, наверняка это были волонтёры с кофе и чаем, про которых я совершенно забыл. Так и оказалось — они предложили нам кофе, и Оля попросила себе аж два) Из глубины бусика, отодвинув дверь, выглянул Паша — у него сегодня был день поездок на транспорте. Мы рассказали о своих приключениях — а волонтеры сообщили нам, что мы были уже последние из всех стартовавших. “Зато, мы до сих пор на ходу!” — заметил я. “Все идет достаточно непло….” — “Так, не каркай!” — перебила меня Оля… Я осекся и поправил себя — “Все идет. Просто идет. Своим чередом.”

Дальше нас ожидал двадцатикилометровый спуск в Соймы. Хоть мы и ехали последними, у нас таки было преимущество — солнце уже светило достаточно хорошо, чтобы мы могли видеть состояние дорог. Местами даю себе волю, и отпускаю тормоза, лихо маневрируя по всей дороге в поисках оптимальной траектории. Периодически останавливаюсь, и жду Олю — не хотелось отъезжать от нее достаточно далеко, чтобы в случае какой-либо поломки не возвращаться потом вверх. Во время таких остановок у меня есть достаточно времени, для фотографий. Красотища неимоверная! Проехал поворот — фотка. Проехал еще один — фотка. Переезд через мост — конечно же мне нужна фотография! 

Помимо того, что Дорога забирала у нас что-то (в основном время на ремонты двух проколов и почти отвалившегося шатуна), она также подкидывала нам кое-что взамен. Первым таким “даром” на пути, оказалась наполовину полная, литровая бутылка колы. Останавливаюсь, и понимаю, что в такую рань потерять здесь эту бутылку могли только рандоннёры — видать ее вытряхнуло у кого-то, и он не стал за ней возвращаться. Чего добру то пропадать — тем более, быстрые углеводы лишними не будут. Разделив остатки колы на двоих, мы продолжили путь. 

Немного погодя мы наткнулись на огромное стадо коров, которое чинно брело на место выпаса, растянувшись почти по всей дороге. Вспоминая видео, где велосипедиста боднула бурёнка, попадать в подобную ситуацию мне совершенно не хотелось. Ладно боднет, а если еще потом по велосипеду потопчется, то мы вообще никуда не уедем. Объезжая стадо, наезжаю на очередную ямку — и чувствую, что заднее колесо непривычно пружинит. Оставляюсь, проверяю — полуспущенное. Да что ж такое, мы хоть сотню километров сегодня проедем или нет? Заниматься заменой камеры совершенно не хочется — докачиваю колесо, в надежде. что этого будет достаточно — едем дальше. Но увы, подкачка не спасает, и через полкилометра колесо снова спустило. Минус две запаски, что же будет дальше?

На ремонт уходит еще минут двадцать — я слишком дотошно и параноидально пытаюсь найти колючку в колесе, поскольку не хочется колоться каждые пару километров. Наконец, колесо в сборе, время 08:40, и мы за шесть часов проехали всего 75 километров. А впереди еще долгий денек) 

После Пилипця дорога начинает потихоньку идти вверх. Но, никакого дискомфорта от дороги нет — там идеальный асфальт, по которому взбираться на перевалы одно только удовольствие. На длинном тягуне кручу головой по сторонам и замечаю справа узкую тропинку к источнику. Решаю пополнить флягу — раз уж мы и так тратим много времени на остановки, то почему бы не потратить и еще немного) Возле источника нас ждал очередной сюрприз — это снова была литровая бутылка колы (полная где-то на четверть) лежащая возле лавочки. Даже и в магазины заезжать не надо, все и так лежит под ногами. Напиваемся колой и водой из источника — становится чуть легче. Солнце еще не припекает, а ветер достаточно прохладный, но на подъемах мы неплохо так нагреваемся — холодная водичка была очень кстати. Поднимаюсь наверх, дожидаюсь Олю, и разгоняюсь с горки — раз дорога позволяет, то надо и понаваливать.

Граница ужасного и хорошего асфальта

Прохожу пару виражей, и замечаю впереди мост. Казалось бы, что здесь такого, но стоит отметить, что ремонтами дорог и мостов занимаются разные ведомства — и если асфальт здесь был в идеальном состоянии, то дорога на мосту напоминала ту жесть, по которой мы карабкались на первые два перевала. Сбрасываю скорость практически в ноль, аккуратно проезжаю то, что осталось от дороги, и выезжаю снова на идеальный асфальт! Что это было? Неужели так трудно взять, и согласо… хотя да, чего я удивляюсь, наши бюрократы похожи на вогонов, которые “….не пошевелят пальцем даже для того, чтобы спасти свою собственную бабушку от свирепого зверожука с Трааля, если у них не будет подписанного приказа в трех экземплярах, запрошенного, полученного, отправленного обратно, проверенного, потерянного, найденного, подтвержденного, снова потерянного, и, наконец, сданного в макулатуру и использованного на растопку.

Вскоре, проезжаем Воловец, и начинаем подъем на следующий перевал — собственно, Воловецький. Пока карабкаемся, есть время разглядывать окрестности — слева видно Томнатик, с крестом на самой вершине — всегда удивляло желание людей затащить и установить деревянный крест на такой верхотуре.

Вид с перевала открывался просто неимоверный! Там же, повезло поймать нормальный интернет — решаю выложить информационный пост, о том, где мы уже находимся. До КП1 еще ехать и ехать, так что это был единственный способ сообщить, куда мы добрались. Спуск с Воловца мне очень понравился — хорошая дорога и повороты, которые отлично просматривались — не упускаю возможности позакладывать виражи на поворотах. Все по правильному, со внешнего радиуса на внутренний, и после снова на внешний. Удалось даже сделать это без торможения, чему я был несказанно рад — практиковать подобное у нас практически негде, и такая возможность появлялась очень редко. 

Дальше идет длинный спуск вниз до трассы Киев-Чоп. По ней надо было проехать всего лишь метров пятьсот, и  свернуть на второстепенную дорогу — там нас ожидал “справжній, український асфальт”. Не лютый треш, но и не хайвей — уж точно лучше, чем на первых шестидесяти километрах. Дорога продолжила приносить свои плоды — на асфальте, я заметил маленький круглый тюбик. Подобрав его, оказалось, что это маленький флакончик велосипедной, парафиновой смазки “смув”. Вот это царский подгон! Я все хотел попробовать, что эта дичь из себя представляет, но все руки не доходили его купить, ибо дорого! И вот на тебе, подарочек! Забираю флакончик с собой.

Без навигатора было бы совсем непросто.

Едем, и потихоньку проникаюсь вкусом сушёных бананов, которые внезапно зашли на ура — чередуя их с батончиками, получалось достаточно хорошо питаться на ходу. Перед очередным подъемом на перевал, предлагаю снять с себя лишнюю одежду — куртки мы сняли еще раньше. настало время скинуть еще немного вещей в подседельную сумку. Карабкаемся наверх — лютого градиента здесь нет, но все равно не ровняк. Наверху, пока жду Олю, натыкаюсь на остановку, от которой так и веет духом прошлого — судя по фигурам спортсменов и олимпийским кольцам, ее постройка была приурочена к какой-то олимпиаде. Или же здесь просто недалеко была какая-то база подготовки спортсменов. Спуск вниз очень длинный — местами покрытие исчезает, и приходится метаться практически по всей дороге. А там где это не удается — тормозить в ноль. 

Запасы сушеных бананов подходили к концу, и я жалел, что не купил себе еще одну пачку перед стартом. В Поляне, тормозим рядом с магазинчиком, возле которого, на ступеньках сидел парень с велосипедом. Номерка не вижу, но на велосипеде висит сумка-баул… “Ты рандоннёр?” — спрашиваю я его. Он задумчиво поднимает глаза — походу я выдернул его из мирка идиллии и спокойствия. “Бревет едешь?” — продолжаю я. “Світанок?” Тут до него доходит, что я спрашиваю, и он кивает головой, мол “да”. Наконец-то мы кого-то догнали! Понимаю, что паренек не намерен вести беседы обо все и не о чём, оставляю его в покое и заскакиваю в магазин. “У вас є сушені банани?” — спрашиваю я у продавщицы. Девушка лезет под прилавок, и с фразой “сушених немає, є тільки асорті”, показывает мне огромный пакет с орехами/миндалём/бананами и прочим. Грамм этак на пятьсот. Увы, такой “супер-пак” мне сложить некуда — и не теряя времени на дальнейшие поиски, мы сразу едем дальше. 

Проезжаем деревню Плоске, где все “плоске” и заканчивается — карабкаемся на Оленівський перевал. Там дорога местами исчезает — на одном из спусков чуть не еду юзом, но вовремя замедляюсь. Внезапно, за поворотом показывается лежащий велосипед, рядом с которым стоит рандоннёр с покрышкой в руке. Спрашиваем, нужна ли помощь? Он машет рукой, мол, “да, нужна”. Останавливаемся. Ему конкретно не повезло — он умудрился порезать боковину в своей покрышке о камешек — и у него уже не было запасок. Увы, наши запасы тоже подходили к концу — у меня осталась еще одна камера, (на “докатку” так сказать) но она была шириной под 23-е колесо, и немного травила воздух через микрощели (после того, как она стояла у меня в 30мм колесе). Увы, больше ничем помочь мы ему не смогли, и потряслись с горки вниз. 

Оле пришлось освоить навыки быстрого маневрирования на спусках)

До кп1, в городке Тур’ї Ремети оставалось еще двадцать километров. Спрашиваю у Оли, в котором часу закрывается КП — и услышал в ответ: “В пол-второго”. Дальше, дорога хоть и шла вниз, но поднялся встречный ветер — местами достаточно сильный, да и мы же достаточно устали, хотелось поскорее сесть и что-нибудь плотно перекусить. Проезжаем Турью Пасіку, и я уже прям жду, когда же будет КП. Опустив глаза на велокомп, замечаю там время 13:28. Понимаю, что КП вот-вот закроется — я ведь не знаю, как заведено у львовского клуба, может они минута в минуту закрывают КП. Понимаю, что надо поднажать, и попытаться таки успеть — встаю на ноги, начинаю наваливать против ветра. Время 13:47 — мы подкатываем на КП. Да! Успели! Тут, помимо волонтёров, еще тусит фотограф — позирую для него, и вместе с Олей иду парковать велосипеды. Как потом оказалось, то ли я глуховат, то ли ветер так исказил Олины слова: закрытие КП1 было аж в 14:32, то есть на час позже.

Внутри «корчми» было достаточно оживлённо — тут еще было рандоннёров десять, а может и больше. Мы встретили Олега Жукова (еще одного киевского рандоннёра), который уже заканчивал обедать, Гришу Кудрявцева, Леху Баранова — хотя я думал, что они уже должны были быть далеко впереди…. “Так мы еще неплохо идём!” — говорю я Оле. По крайней мере, мы догнали хвост, не прокололись и не потеряли шатун по дороге. Успех! Еду приносят молниеносно — тарелка с кашей и парой сосисок, салат, и компот. Дополнительно заказываем еще по кружке горячего чаю — лишним он тоже не будет. Сообщаю волонтёрам, что номер “101” — сошёл, еще вначале. Они удивились: “Как? Почему он не позвонил!?”. Найдя Пашу в списке, они набрали его сами: оказалось, что он пытался сообщить о сходе, но на том перевале не было мобильной связи. Теперь, когда все стало известно —вычеркнули из списка на обед) На все про все мы с Олей тратим около часа — более-менее привели себя в порядок, поели, умылись, попили и наполнили водичкой фляги. Когда мы уже готовили велосипеды, на КП приехал тот самый рандоннер с порезанной покрышкой —  подсказал ему, что такое “лечится” купюрой, сложенной в несколько слоев и подложенной под порез в боковине. Жаль раньше это в голову не пришло, еще там, на перевале. На таком “колхозе”, и с подобными повреждениями, можно было точно доехать до финиша.

«Туда ли мы едем?»

Отчаливаем от КП1. Перед отправлением я забегаю в местный магазин, (точнее наливайку, как оказалось) в надежде найти сушеные бананы. Такой роскоши тут нет, но беру две пачки солёной соломки — на тот случай, когда сладкие батончики окончательно набьют оскомину. Едем быстро — в погоне за бананами я сделал еще одну попытку, и мы заскочили на заправку — увы и тут неудача. Но, банка фанты еще никому не навредила, и позволила еще немного охладится. Следующая часть маршрута шла вдоль реки Уж — пока все еще немного вниз, но вкупе со встречным ветром, ехать было непросто. На выезде из Мірчі, мы поймали группу из трех рандоннёров — один из них оказался тот самый Олег Жуков. Ехали мы не очень быстро (точнее, не наваливали), но зацепиться за нас смог только Олег. Так мы и катились втроем, обсуждая, что с нами приключилось по пути. 

Дорога постепенно начала идти впритык к склону, а справа текла горная река в своем бетонном русле. Там же, справа, проходила и ветка железной дороги, по которой изредка проезжали электрички. Поскольку мы с Олей обсуждали и готовились к маршруту заранее, то у каждого из нас была упаковка с куриным тушняком от i’m ready. Мы договорились съесть первую в районе 225 -го километра — как раз по времени, чтобы не заголодать окончательно и заодно не тащить лишний груз в сумках. 

Поскольку было достаточно душно, ноги в обуви уже давно затекли — после нашей двухсотки из основной серии бреветов, я все еще помнил, какое целительное воздействие оказывает холодная вода. Рядом текли воды Ужа, но спуститься туда было практически невозможно — километров десять я высматривал хоть какой-то подступ к берегу. И мои старания увенчались успехом — в одно месте я увидел  еле заметный просвет и тропинку, по которой (в теории) можно было спуститься. Крикнув Олегу, что мы устраиваем привал (а он покатил дальше), остановились и сошли на обочину. Тропинка оказалось заросшей колеей от колес какой-то машины — не знаю, как и зачем, но были видны четкие следы, указывающие на то, что тут тоже кто-то устраивал привал, только вместе с авто) Подойдя к берегу, и чуть не увязнув в грязи, разулись — Оля первая пошла пробовать водичку. Аккуратно тряхнув ного ил с камня погжуженного под воду, она встала на нём. Отлично! Открываю пачку тушняка, Оля протягивает мне ложку — начинаем трапезу. Пару ложек, передаю эстафету дальше — а сам лезу в воду, аккуратно наступая на камни. Стоять в холодной воде очень приятно — так и чувствуешь, как ноги уменьшаются в размерах. Сзади нас, по дороге, с интервалом в пару минут проехали две группы велосипедистов — у нас же была своя “сиеста”. Долго мы решили не задерживаться — впереди еще был подъем на Ужок, и надо было проехать его до заката солнца. 

Выбравшись обратно на дорогу, покатили дальше — ветер стих, но теперь дорога постоянно шла вверх. Подъем был постоянный, 1-2% градуса, так сказать “некатящий ровняк” — и постоянно возникало ощущение, что колеса будто вязнут в асфальте. Я словил себя на мысли, что хоть и поел, но никакого прилива сил я не ощутил. Мы тащились со средней в 18 километров в час и быстрее ехать просто не получалось. Мне очень сильно хотелось колы… или чего-нибудь еще сладкого — километров десять мы тащились мимо сельмагов, которые так и манили холодильниками с газировкой. Но останавливаться и тратить время все еще не хотелось — до тех пор, пока мы не заехали в Луг. Там, возле сельмага, мы заметили велосипеды с номерками, стоящие у стенки — раз уж тут рандоннёры остановились, то и нам следовало бы тоже. Мы снова догнали Олега, который еще с двумя рандоннёрами стоял в очереди. Немного погодя, мы все дружно сидели за столиком проклиная эту лютую тянучку. Дайте мне уже нормальный перевал, где сразу будет понятно, что мы едем вверх, а не вот это вот тягомотину.  Я купил две банки фанты и пару бананов — поделился с Олей. Хоть она сначала и отказалась от фруктов, но подумав, таки согласилась. Энергия лишней не будет, особенно на этом участке пути. На удивление, после фанты я даже воспрял духом и даже как-то бодрее поехал — организму таки не хватало быстрых углеводов, куриная тушенка переваривалась и «заряжала» медленнее.

«Великий и ужа…» Хотя не так страшен чёрт, как его малюют.

Где-то в этих местах мы проехали заставу пограничников (в описании этого бревета было сказано взять с собой документы, на случай, если возникнут какие-то вопросы) — но когда мы проезжали мимо, по нашим лицам все и так было понятно, кто мы и откуда. Тем более, перед нами наверняка еще человек шестьдесят таких же, упоротых, проехало, запаришься у каждого документы проверять.

После остановки у магазина, мы как-то упустили пацанов — они ехали чуть-чуть быстрее, а мы просто не захотели лишний раз напрягаться. Еще одной необходимой вещью, которую я запланировал, было посещение минерального источника прямо у подножья Ужоцького перевала. Но туда еще следовало добраться! Мне постоянно казалось, что настоящий градиент начнется уже вот-вот за поворотом, но увы — нас продолжал изматывать двухпроцентный подъем вверх.  

У подножья мы оказались только к 19:00 — солнце потихоньку садилось, но у нас еще было достаточно времени, чтобы засветло преодолеть Ужок. Но сначала, надо найти  источник — по гайду от Лехи Кивака, здесь следовало обязательно остановится. Огромные деревянные указатели “Джерело” указывали на скрытый за деревьями вход. Оставляем велосипеды у дороги (чего их с собой тащить, да и кому они тут нужны?) и спустившись по небольшим ступенькам попадаем в небольшое уютное райское местечко… было бы здесь, если бы не горы мусора и не белая надпись краской на большой красивой беседке “Саша + Льоха” (или чё там было написано, не суть). Ниже беседки располагался и сам источник — о том, что это минеральная вода, стало понятно по рыжему руслу — с количеством железа тут все было в порядке. Набираю флягу, делаю глоток, другой — нифига себе! Да здесь же самая настоящая минеральная газировка течет! Вкус у нее был конечно специфический, но пока она была прохладной — было очень даже норм. Вдоволь напившись и умывшись, вернулись к велосипедам — наконец-то, мы едем покорять тот самый “великий и ужасный” Ужок, о котором все рассказывали. Перед началом подъема, “вмазываем” каждый по энергетическому гелю с кофеином — и поехали. 

Дорога причудливо петляет, каждый раз открывая совершенно новый вид на долину внизу. Самое время для фотографий. Средний градиент здесь около 6-7 процентов, немножко больше — только на поворотах. Проезжаю первый вираж, второй, опасливо поглядывая на отвесную каменную стену, с которой судя по всему иногда отваливались камешки разной степени размерности, третий вираж заезжаю полностью на ногах — кофеиновый гель хорошенько так подбодрил. Времени любоваться красотами полно — практически возле вершины, останавливаюсь — с этой стороны уже тень, и солнце закрыто горой — стало слегка прохладнее. Дожидаюсь Олю — она в отличном настроении, даже ей зашел этот подъем. Проехав немного дальше, я офигел с того, что здесь проходит железная дорога — опоры моста в виде арок словно говорили о том, что наверное здесь иногда проезжал “Хогвартс Экспресс” — а какой вид должен открываться из окон поезда… Воистину эпическое место. 

 

Совсем скоро мы выбрались к еще одной пограничной заставе — поздоровавшись с пограничниками, которые меланхолично жевали семечки и наблюдали за закатом, мы выкатили на ИДЕАЛЬНЫЙ АСФАЛЬТ. Здесь мы пересеклись с еще одной группой рандоннёров, которые тоже были рады “бить поклоны” и желать долгих лет жизни тому, кто сделал тут нормальную дорогу. Мы с Олей делаем небольшую остановку — судя по всему, дальше нужно будет ехать вниз, и желательно бы утеплиться — чем мы и занялись. Отсюда, до финиша было всего 150 километров — ничто, по сравнению с тем, что мы проехали ранее, тем более с таким-то асфальтом. Но совсем рядом был КП2 — до 287 километра было рукой подать. 

Такой асфальт сопровождал нас аж до самого Львова

И мы “подали”. 60 км/час на спуске? Не проблема. Подъем впереди? Пфф, на него залетаешь практически по инерции. Дорога петляла по хребту — здесь местами был ветер, но сильно он не досаждал. Зато какая красотища была вокруг — зеленые холмы простирались до самого горизонта, закатное солнце меняло общий вид пейзажей каждые десять минут — помню, как огромный красный диск завис над какой-то горой, которая словно поддерживала его. Это было прекрасно — все наши страдания и поломки определенно стоили того, чтобы оказаться здесь в это время. I regret nothing.

Но хорошая дорога тут была не всегда — три года назад, Ужок представлял из себя жалкое зрелище. Видевших его вживую рандоннёров прозвали «Сектой Свидетелей Ужка». Ниже, кадры для сравнения. Тогда это было действительно испытанием. Сейчас — легкая прогулка.

Где-то здесь, мы с Олей начали активно нагонять остальных рандоннёров и обошли где-то человек десять. Когда тебе не надо трястись по кочкам, ноги крутят будто сами по себе. Вскоре, солнце окончательно скрылось за горами — только оранжевые отблески от неба подсказывали, что оно еще где-то там. Вскоре пропали и они — а мы выкатились на КП2, отметка о котором появилась на асфальте совершенно внезапно — в  виде надписи, что до него осталось 500 метров. 

Здесь царил активный движ — прямо как в таверне. Кто-то уже уезжал или только собирался, во внутреннем дворике народ оставлял своих боевых коней — наконец-то мы добрались сюда. Завалившись внутрь, оказываемся в уютном, полумрачном помещении — никакой громкой музыки, только гомон и шум голосов. Здесь, за столиком, мы снова встречаем Леху Баранова, Гришу Кудрявцева и Мишу Борового — мне почему-то казалось, что они уже давно должны были отсюда уехать — они, как никто умеют бодро наваливать. Гриша рассказал, что они на троих, умудрились сломать крепления к ДВУМ(!) фарам! “Ну вы даете, господа!” — я только могу им посочувствовать. Леха интересуется, есть ли у нас изолента, и внезапно, таки есть — Оля взяла с собой моточек, просто на всякий случай — этого должно было хватить, чтобы временно “прикрутить” фару на руль в нужном положении. Официантка приносит нам первое — суп, который улетает в мгновение ока. Дальше идет салат и какая-то вкусная каша — мы не забываем заказать еще дополнительно чай. Бутылка пепси тоже лишней не будет, покупаю и ее — она уж точно пригодится по дороге. 

Есть время немного расслабится — наблюдаю за обстановкой в таверне. Следом за нами прикатывает еще одна группа рандоннеров — хоть их тут и накормили, но машина с вещами, которые они передавали на КП, уехала отсюда на финиш ровно в 22:00. А уже время близилось к ночи — без достаточного утепления (да и после стольких километров) замерзнуть на ходу было проще простого. “А у вас тут номери є?” — поинтересовался один из их группы. “Звісно є!” — ответила им администратор… “Все, ми сходимо!” — громко огласил все тот же парень — “Тут смачно годують і є тепле ліжко, нащо ще кудись їхати. Поспимо, та й доїдемо вже завтра”. “Але я ще хочу спробувати” — раздался голос паренька, который ужинал рядом с нами за столиком. “Якщо хочеш, то їдь! Але не сам, впади до когось на хвіст!” — и он кивком показал на нас с Олей. Не то чтобы я был в восторге — мы не знали его, а он не знал нас… В каком темпе мы будем ехать, где будем останавливаться? “Будь, как будет” — подумал я. Если сможет потянуть наш темп, тогда пусть едет. 

Поймал разворот самолёта.

Пришло время собираться и утеплятся окончательно — я достал ногова, и свою светоотражающую ветровку. Если мне не было холодно утром, то не замерзну и сейчас. Оля поменяла аккумулятор в фаре на свежий, также мы пополнили запасы воды. Наши киевские рандоннёры слишком долго возились, приматывая фары изолентой — Оля и наш новый попутчик уже вышли на дорогу. “Парни, мы поехали, догоняйте!” — кинул я им напоследок и покатил к трассе. “Давай не будем быстро ехать первые пару километров, подождём, пусть догонят” — предложил я Оле. Но ночная езда немного смазывает ощущение скорости — минут через десять, когда я глянул на велокомп, мы наваливали уже 30 км/час. Наш новый попутчик оказался не промах — сначала нашу маленькую группу из трех человек вёл я, спустя минут двадцать — паренек попросился на смену. Дорога шла с постоянным уклоном вниз, а ужин хорошенько зарядил энергией, позволив значительно ускорится. Я ожидал, что под конец мы будем тащиться 25 км/час, а тут вон как бодренько едем… По пути мы догоняли другие группы — кто-то даже перепрыгивал к нам, как, например один парень на найнере в топталках — он открыл для себя целый мир поездок на дальние дистанции. В этом году, он не собирался пропускать практически  ни одной сотки и ни одного бревета. Он уже проехал в этом сезоне 200, 300 и 400 километров в официальный зачет — и я рассказал ему про звание суперрандоннёра и заветную  медальку, которую можно получить за прохождение всех четырех дистанций — он определенно загорелся этой идеей) 

Вскоре, мы пролетели сквозь Старий Самбір. Оглядываюсь посмотреть, все ли на месте  — все в порядке, Оля тоже тут. Краем глаза, замечаю синюю “люстру” скорой помощи, которая вскоре пронеслась мимо нас куда-то вперед. Ну, пронеслась, и пронеслась, мало ли. Через пару минут, вдалеке, помимо синих вспышек, показались еще и красные — походу полиция… Замечаю, как сбавляют ход едущие машины и останавливаются посреди дороги… Понимаю, что это все неспроста и уже догадываюсь, что здесь произошло. “Только не кто-то из наших… только бы не из наших” — мантрой проносится у меня в голове. Сбавляем ход до минимума, проезжаем одну машину, вторую — у нее смятый капот… а посреди дороги лежит человек…  в кровавой луже… “Йопт!” — только и проносится у меня в голове. Это был мужчина, в рубашке и штанах, судя по всему — в возрасте… Отвожу взгляд, смотрю на дорогу перед собой, виляю рулём — чуть не наезжаю на ботинок, лежащий на дороге… Полицейские просят не подходить близко — из скорой помощи уже вышел врач…

Мы проезжаем дальше в полном молчании — это ужасное зрелище. Немного погодя, обсуждаем случившееся — Оля говорит, что заметила покореженный, старенький велосипед, походу “Аист”… Хоть и не рандоннёр, но это все таки был наш, велосипедист… Была ли у него мигалка на велосипеде, почему он не взял с собой светоотражающий жилет — этого мы никогда и не узнаем. Скорее всего, все могло бы пойти по другому, если бы у него были эти вещи!. Я сразу вспомнил целую кучу видео с авариями, где люди, бредущие по трассе ночью, в темной одежде, возникали буквально из ниоткуда — зачастую водители даже и не успевали среагировать… 

Хорошо, что все рандоннёры целы. Вскоре, нас таки догнали наши — Гриша, Леха и Миша. Они  тоже видели эту аварию, но обсуждать подробности сильного желания не было — мы только набрали ход. Где-то в этот момент я понял, что меня начинает потихоньку рубить — самое время было заехать на заправку, и жахнуть спасительного кофе. Перед Самбором, таки нашлась подходящая остановка — заправка с хотдогами вполне для этого подходила. Перед финальным рывком надо было хорошо перекусить, поэтому помимо хотдога, в ход также пошла вторая пачка куриного тушняка, которую до этого момента вез я. Казалось бы, до финиша нам оставалось всего семьдесят километров, но я понимал, что на часах только половина первого, а нам ехать еще как минимум три часа. И походу это будут самые залипательные три часа — прямая, как стрела, дорога, с хорошим покрытием, и без подъемов — отличная колыбельная для рандоннёра.

Эти ребята выглядят так, как будто выпустили лучший альбом года.

Отъезжаем от заправки — и немного блуждаем по улочкам Самбора, поскольку свернули с главной дороги, но зато у нас получается небольшая экскурсия — я успел заценить красивые улочки и костёл, мимо которого мы проехали. Снова выбрались на маршрут. Вокруг  тьма, тьмущая — хорошо что мы все обвешаны фонариками, лампочками и светоотражающими элементами, и нас видно издалека. 

Из-за того, что мы немного упустили нить маршрута, мы потеряли остальных попутчиков. Теперь в нашей группе осталось пять человек и первую смену едем в таком порядке — Гриша, Леха, Миша, я и Оля. Леха Баранов, глядя на навигатор, отсчитывает смены по пять минут — ночью очень легко увлечься и наваливать в своем темпе, чем очень увлекся Гриша, разогнавшись так, что Оля начала попросту отставать. Магический возглас “Эээ, кто там натягивает!” немного умерил его пыл — мне удалось посадить Олю обратно в группу. В таком положении она была “как за каменной стеной” — мы практически полностью прикрывали ее от набегающего потока воздуха и главным для нее было попросту не уснуть, глядя на крутящиеся колеса едущего впереди. Периодически, мы догоняем, и пролетаем мимо еще пары маленьких групп, человека по 3 — наверняка они тоже старались изо всех сил не уснуть. 

Где-то в этих местах началась серия одинаково выглядящих (а ночью фиг их отличишь, один от другого-то) холмиков. Следующие минут сорок я развлекался, подсчитывая их — прям как “дежавю” какое-то. После пятой такой горочки, как две капли воды похожей на остальные,  мне показалось, что именно так выглядит “чистилище” велосипедиста — ночная, бесконечная и сонная езда с небольшим градиентом вверх — не резкий подъем, а методично, вытягивающий силы “некатящий ровняк”, про который я упоминал ранее. 

Вскоре, мой навигатор пиликнул, подсветив экран, привлекая моё внимание — нам нужно было свернуть налево. Вдалеке уже было видно, как небо подсвечивалось светом от городских фонарей — и поначалу, мне показалось, что мы  уже были возле Львова. Но, навигатор показывал совершенно другое — до финиша было еще двадцать километров! Такими темпами точно можно было встретить два рассвета за этот один долгий день (пока спать не лёг, завтра не наступит). После Городка (а именно этот, простите за тавтологию, городок, я поначалу принял за Львов) пацаны, которые немного укатили вперед, решили заехать на заправку — она так и манила своими огнями и возможностью жахнуть уже которую по счёту чашку кофе. Но мне не хотелось абсолютно ничего: ни кофе, ни хотдогов. Оля была в точно таком же состоянии — мы решили не останавливаться и просто “пилить” дальше.  Наша скорость упала до двадцати километров в час, и в таком режиме мой организм мог крутить педали практически вечно — оставалось всего ничего. Ехать то я мог — но, чтобы бороться со сном, приходилось хорошенько стараться. Это выглядело так: залипаешь, залипаешь, напрягся, вгляделся в даль — картинка (светлое пятно фары перед глазами) прояснялась, моргнул, снова залипаешь, залипаешь, клюешь носом и виляешь рулем, чтобы удержаться на траектории — белой полосе на обочине. И так по кругу. Немного погодя вырубать начало так, что единственным способом не уснуть было разговаривать. Выглядело это почти как «что вижу, о том и пою» — главное говорить, нести всякую чушь, слушать и отвечать на вопросы. Именно это помогло не отключится окончательно.

Светало. Вокруг начали появляться признаки жилой зоны — частные сектора и домики. На одном из небольших спусков, пролетаем мимо дворика, где на здании,  я краем глаза замечаю надпись “Каро”. Из глубины сознания выныривает вопрос: “А не тут ли финиш?” Проскочив заезд туда метров на десять, останавливаемся, Оля смотрит на наклейку на раме, с отметками КП. “Да, это тут” — устало говорит она. Возвращаемся обратно, заваливаемся вовнутрь. А здесь идет движ полным ходом! За столиками восседают рандоннёры — кто-то ест, кто-то уже спит сидя за столом, подложив туда свой баф и упершись в него головой. Спрашивают, какие у нас номерки: “37 и 40”. Мой телефон жужжит — туда прилетает смс-ка “Вітаємо з фінішем! Ваш час 24:49:58”. Учитывая, что мы потратили около двух часов на все поломки проколы и ремонты, то у нас был вполне себе хороший результат!. Велосипеды кладем в общую “кучу” на полу — все, на сегодня я накатался. Сонливость как рукой сняло — в теплом и светлом помещении, хочется пройтись, и пообщаться со знакомыми, поделится подробностями и узнать их истории. “Оооо, які люди!” — а вот и Марьян “Ксьондз” Шевчук, с которым так и не получилось поболтать на старте. “Як ви?” — спрашивает он. “Да норма…” — отвечаю я, но Марьян меня перебивает “Та з тобою все зрозуміло, я у дівчини питаю!” — и смеясь, кивает головой в сторону Оли. “Дівчина” была очень счастлива, что ехать больше никуда не нужно — а главное, что она таки смогла это сделать и покорить легендарный “Світанок на перевалі”.

Финишная парковка.

Нам очень повезло, что на дистанции не было дождя — за все десять лет проведения этого марафона, с неба капало практически каждый раз  — иногда это были кратковременные дожди, а иногда — поливало десять часов кряду. Но видать удача группы “Суперздоровья” в этом году распространилась на всех — и хотя бы с погодой было все хорошо. Увы, проколами заведует сам Дьявол, тыкая свои трезубцем по колёсам, так что в этом случае мы были бессильны — к нам обращайтесь только за погодой)  

Минут через десять после нас, приезжают Гриша, Леха и Миша. Как оказалось, они, увидев, что мы уехали дальше, не стали тратить время на долгую остановку — но нас так и не настигли, хотя мы еле ползли. За столиком, встречаю Диму Кукурузу — “Мы таки тебя догнали!”, говорю я, плюхаясь за столик, где стояла дымящаяся тарелка с едой.  Прошла целая вечность с тех пор, как мы расстались еще тем далеким, темным утром. Новичкам везет: он ни разу не прокололся и избежал всех невзгод, которых было на трассе в избытке — на то это и бреветы, здесь никогда нельзя ничего загадывать. Думаю что и без всяких “негараздів” у него и так набралось достаточно набралось впечатлений.

Очень удобно, что на финише можно снять номер — нам с Олей повезло, и свободный нашелся. Конечно, хотелось тусить до упора, среди всей движухи: слушая истории и рассказывая свои — но усталость таки взяла своё. Завалившись на кровать, перед тем, как провалится в бездонные объятия Морфея, в голове успевает проскочить мысль: “Мы это сделали. Мы смогли…” 

Fin.

09.07.2019  

 

Заметили в тексте ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Єгор Струль

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: