Bike in City

BRM 200. Столиця Гетьманів. Еффект бабочки.

После успешного завершения отборочной серии, дорога на ПБП открыта. Сезон в самом разгаре, и основная серия уже на подходе — спустя неделю после быстрой и плоской PBP Qualifications 600 нам предстояло новое испытание. Если вы не знаете, что такое ПБП — по этой ссылке вы можете ознакомится с моей вводной статьей о веломарафонах. Мои похождения на отборочной серии, которая состояла из четырех этапов, вы можете найти нажав сюда.

Двухсоткилометровый бревет “Столиця Гетьманів” изначально казался той самой дистанцией, которой можно было “шлифануть” недавнюю шестисотку. Следует отметить, что в отличии от отборочной серии, эти маршруты были созданы с целью испытать каждого — никаких плоскачей, минимум по тысяче метров набора на сто километров дистанции: с парой тройкой подъемов до темноты в глазах, и дюжиной горочек поменьше. Эталонные условия для проверки стойкости и силы духа. Но, обо всём по порядку.


Довольные рандоннёры занимают пол-вагона

Маршрут “Столиці Гетьманів” начинался в Триполье —  а точнее совсем рядом, в Украинке — со станции “Триполье-Днепровское” что находится (в зависимости от того, где вам повезло жить) в 30-45 километрах от Киева. Многие опытные велосипедисты практикуют добирание на старт своим ходом — достаточно плоская трасса позволяет в лучах рассветного солнца не спеша покрутить педали и размяться перед стартом.  Я же с Олей, после недавней 600-ки и целой недели байк-ту-ворка, предпочел добираться до старта на электричке. Да, в ней жарко. Да, там едет еще куча бабок, которые могут своей тележкой снести вам перекидку и ушатать половину велосипеда. Да, они еще и ворчат, что мы занимаем ИХ места со своими велосипедами… Хотя,по правде говоря, в этот раз ворчливых пассажиров было поменьше. Компанию по добиранию на старт нам составили: Максим Перепелица (для которого это была первая 200-ка в этом году) и Александр Федоров — у которого была аналогичная ситуация, только общего наката за сезон было в разы меньше. Мы уже слышали от него в прошлом году фразу: “я завязываю и без раскатки больше дальняки не поеду”, но бреветы “это такая дрянь, что если на нее подсел, то уже тяжело остановится” (с).

Предстартовый движ

На старте, в лучших традициях, уже творилось столпотворение —  выдавали стартовые номерки, народ вовсю готовил свои велосипеды к отправлению. Наш с Олей хитрый план состоял в том, чтобы проехать эту дистанцию на максимальном расслабоне — как показал опыт отборочной шестисотки, мы вполне себе можем позволить останавливаться практически у каждого ларька на пути — и в итоге мы потом едем быстрее. Оказалось, что у Насти Гиль и Дениса Симковского план был приблизительно таким же — Настя даже поехала на гравийнике, оставив свой легкий шоссер дома, в “конюшне”. Планы Андрея Цветкова, Сани Федорова и Макса Перепелицы были тоже предельно просты — проехать… и выжить.  Ничего невозможного здесь не было, но этот маршрут не является самым легким для начала сезона — главное было правильно распределить силы, и вовремя приструнить внутреннего “лося”, который шепчет на ухо: “ускоряйся, едь быстрее!”. Это основной залог успешного преодоления дистанции.

В этот раз, вместо Дениса предстартовую речь толкает Армен Мосесян — и народ шустро разъезжается — ведь это двухсотка, можно и понаваливать! Мы с Олей аккуратно выезжаем на дорогу, потихоньку набираем темп, но не гоним — первый подъем в Триполье практически за поворотом, и он достаточно неприятен — в основном потому, что находится в самом начале маршрута. Но я даже как-то бодро в него заезжаю, не успев даже запыхаться — но Оле как-то тяжело, поэтому она немного отставала. Ну, раз уж едем вместе, то жду: надо просто дать ей проснутся, и тогда она полетит) Но период ее “пробуждения” как-то растянулся, и я видел, как ей тяжело. Понимаю, что ничем помочь не могу, и вскоре нас ждет еще пара спусков и подъемов — дождусь там, в конце последней горки. И уже по-ровному, поедем.

Меня обгоняют Армен и Рома Моспан, которые обычно приезжают в первой пятерке — в этот раз они немного задержались на старте, раз обогнали меня аж тут. Их темп казался мне вполне по силам, и я понял, что вполне мог бы с ними и прокатится на колесе, хотя бы до кп-1. Но, как бы мне не хотелось ехать быстрее, я не мог бросить Олю — поэтому наблюдаю за уезжающими от меня Ромой и Арменом — последний снимал на екшн-камеру всех, кого обгонял — потом смонтирует видео какое-то. Машу ему рукой, и потихоньку качусь далее. Серия подъемов из Триполья для меня заканчивается — торможу наверху, фоткаю Саню, который катил немного поодаль —  на его тяжеленном найнере (в сравнении с любым дорожным велом) это не тот маршрут, где будет достаточно мест для того, чтобы расслабиться.

Дожидаюсь Олю, цепляю ее за собой на колесо и пытаюсь набрать ходу — сильно быстро ехать не получается, но уже хотя бы не ползем. Держим стабильный и ровный темп аж до Пии — удивительно, как после отборочной серии по ровняку прокачалось умение мозга пропускать в сознании длинные перегоны сквозь поля и луга: не успели моргнуть, как проехали Ржищев, пострадали в горку иии хоп! — уже на спуске в Уляники.  А когда-то эти все расстояния казались просто бесконечными! Перед Пии заезжаем на заправку — температура воздуха начала повышаться, и ехать стало в разы тяжелее, пришло время охлаждаться холодной водой.

Если первые пару десятков километров я ехал достаточно бодро, то уже тут, на заправке, почувствовал, что на меня как будто навалился тяжкий груз — то ли от жары, то ли еще чего. Надеюсь, что холодная вода из-под крана и кола приведут меня в чувство. Практически сразу за нами, на заправку, подъехали Денис с Настей: у них сегодня тоже был план “максимально матрасить”. С ними так же приехал парень в из велоклуба “Cadence 90”, который громко возмущался о том, нафига он вообще сюда поехал. Припарковав свой карбоновый “Чиполини” с электронными переключателями, на карбоновых колёсах за миллионы денег, он двинулся внутрь заправки, продолжая изливать душу Денису и Насте. “Говорил же мне Третьяк: не едь на бревет, ты там укатаешься!” — с этими словами автоматическая дверь закрылась за ним, оборвав эту тираду. Из стоящего впритык ко входу крутого мерседеса, выглянул парень, судя по всему заинтересовавшись карбоновой ракетой. “Это карбон, да? И даже спицы?” — спросил он меня. “Именно” — киваю в ответ. “Наверное ракета? И стоит, как моя машина?” — “Пушка-гонка” — говорю. “А стоит даже дороже чем этот мерседес — в пересчете на килограмм веса”. Парень удивленно улыбнулся — скорее всего не ожидав такого ответа — и сделав пару “кругов” вокруг велосипеда, сел обратно в машину вместе со своей спутницей, которая была все это время на заправке. “Мэрс” заурчал, и плавно укатился с территории заправки.

Сидеть внутри под кондиционерами было именно то, что нужно — ехать вообще никуда не хотелось. Настя поделилась рецептом коктейля с мороженым: берется любая газировка, наливается в стаканчик, туда кладется кусок пломбира (обязательно пломбира, это важно). Все это разбалтывается ложечкой, и на выходе получается что-то похожее на милк-шейк — только со вкусом шипучки. Вскоре, на заправку подкатили Андрей и Макс, которые гордо несли знамя “матрасной” группы Суперздоровья. Сдав им “смену” и  оставив пацанов отдыхать, покатили дальше

Мы вроде и ехали нормально, но мне как-то не катилось — скорее всего, это было следствием шестисотки, которую мы проехали неделей ранее. Свернув на дорогу, которая вела в сторону Трахтемирова, мы снова оказались среди прекрасных пейзажей — дорога петляла по холмам, далеко внизу было видно воды Днепра, а поля вокруг только-только начинали потихоньку прорастать. Мы проезжали этот маршрут уже третий раз — и так получалось, что каждый раз попадали сюда в разное время. Я видел эти поля полными цветущих подсолнухов и колосистой пшеницы, видел, как это же самое поле подсолнухов выгорало на палящем солнце — они стояли, опустив черные понурые “головы”. Единственное, что менялось, при том не в лучшую сторону — так это дорожное покрытие. Если вначале дороги на Трахтемиров еще сделали километр-другой нового асфальта, то дальше, наверное никто пальцем об палец не ударит, чтобы хоть как-то изменить положение вещей — пока что все большие ямы можно объехать, но кто знает, что будет дальше.

Страдалец из каденса 90 все никак не унимался — его возмущения про постоянные подъёмы и качество асфальта практически не прекращались  — его топовый карбоновый велосипед не сильно подходил для таких разбитых дорог. А еще больше не подходил шоссейный расчёт передач — шоссейная сковородка спереди и 24 звезда сзади  Это же бревет, здесь не всегда бывает просто! Он наверное думал, что на круизную покатушку попал, прокатится паравнинке. Остальные же только помалкивали — для нас это было обыкновенное “рандоннэ” (фр. дальняя прогулка).

Следует отдельно отметить, что на протяжении практически всей дистанции, нам попадались просто огромные тучи мошкары, мелких мошек, жуков и бабочек. Видать, так удачно совпали погодные условия, и они уродились на славу. На спусках, по очкам и шлему активно барабанило насекомыми: главное было ехать с закрытым ртом, дыша через нос — иначе можно было даже и батончики с собой не брать. Особенно забавно было вычислять направление ветра — все по тем же тучам бабочек, которых просто огромными толпами перегоняло из одной стороны в другую.

«Насос сбросить, или сам справится?»

По пути, мы нагнали Саню Федорова —  его велосипед стоял вверх тормашками, а сам он ковырялся с камерой. Оказалось, что одна из камер в его колесе просто взяла и лопнула по шву, а две запаски, которые у него были с собой, тоже не выдерживали попытку их накачать — они тоже расползлись. Увы, такое бывает, если камерам очень много лет и/или они хранятся не должным образом — конечно, это все индивидуально, но очень неприятно попасть в такую ситуацию, когда ты находишься в почти в сотне километров от Киева, вдали от цивилизации. От помощи Саня отказался, сообщив, что заклеит камеру сам, и мы поехали дальше — а нас тем временем догнала группа каких-то мтбшников.

Наше “паравнинке” началось со стремительного, двухкилометрового спуска к деревне Малий Букрин — если не знать, что там внизу 90-градусный поворот налево, с асфальтом, посыпанным песком, то можно нехило разложится. Мы то все бывалые, и не впервые ездили этот маршрут,  а вот о группе на мтб я не знал ничего — наверняка они тут впервые. Предупредив их о том, что ждет внизу, дожидаюсь, пока они уедут вниз — начинать такой спуск вместе мне совершенно не хочется — не хочу внезапных “манёвров уклонения” перед носом, поэтому лучше перебдеть. И я как в воду глядел — внизу двое чуть не снесли забор на участке (если бы он там был), но успели кое-как оттормозиться, а еще один, уже при мне, “валил боком” по траве, потому что его вынесло с запесоченного асфальта. Хорошо, что на бок не завалился, до ближайшей больнички отсюда наверное столько, сколько до ближайшего веломагазина с запасными камерами.

Катимся дальше, нам навстречу уже едут те, кто отметился на КП1. Продолжаю перебирать педали, как только начинаются мало-мальские подъемы: вот не катится мне совсем, и всё тут! Я уже был в предвкушении самого главного подъема-торчка на маршруте, с пиковым градиентом в 21%. Внезапно, из-за слепого поворота, на нас вылетел огромный черный джип — цвета чернее-черной-черноты бесконечности, настолько черный, что даже фары были затонированы. Ему пришлось резко остановится, что бы избежать столкновения с нами — я подозревал что душа у водителя тоже была чёрной, как и его машина — настолько злобно он взревел двигателем и унесся наверх после нашего проезда. Ишь, разъездились тут! Пробравшись сквозь намытые дождями пески, мы начали “штурм” подъёма. Я все хотел сравнить свои ощущения с прошлыми разом — сегодня должно было быть полегче, но поскольку я вообще не чувствовал себя способным быстро ехать, все равно было тяжко. Наверху останавливаюсь, чтобы сделать фото у постамента, посвященного гетьману Петру Сагайдачному, опять дожидаюсь Олю, который тоже “хорошо”, и мы начинаем спуск. В прошлый раз, внизу, из-за намытого песка, я, вместо падения, выбрал вариант тормозить в кусты — и аккуратно “вышел из кабины”, перешагнув через руль и приземлившись на ноги  (даже не поцарапался), что однозначно было лучше, чем скользить боком по асфальту. Повторять подобный трюк не хотелось, поэтому оттормаживался я заранее — как раз в том месте, где я влетел в куст, стоял большой-большой джип, у которого было приспущено колесо. И если бы я валил с горки, то пришлось втыкаться не в кусты, а в заднюю крышку багажника. Такое количество машин казалось странным — обычно здесь шаром прокати… Когда мы через пару минут заехали на КП1, которое располагалось под палаткой Велобазара, практически вся обочина была запаркована — как будто шашлычники всего мира решили выбрать именно эту локацию для проведения досуга. Было даже пару автобусов-маршруток, водители которых тоже придавались блаженному отдыху, валяясь в тени на траве. Протиснувшись мимо толпы бредущих куда-то людей, закатываемся на КП1.

Главными волонтёрами на маршруте была Нила Ревчук и Александр Сергиенко — которые проделали титанический труд по доставке всего и вся сюда, чтобы накормить три десятка велосипедистов. Обожаю их — это лучшие волонтёры на свете: и накормят, и напоят, и пинка под зад дадут, дабы не засиживались на КП и не тратили время зря.

Плюхаюсь на стул — на улице уже достаточно жарко, и лишний раз шевелиться совершенно не хочется. Кидаю шлем и поясную сумку возле себя на асфальт и жду, пока заварится сухпаёк — вокруг нас носятся дети Сани Сергиенко, который, видать нянчил их сегодня — его малой, до нашего приезда уже успел слегка обжечься об газовую горелку, и был экстренно намазан широко известной в узком кругу рандоннёров “жопной мазью” — этонием. Старшая дочка, Даша, периодически пыталась втащить братцу с кулака — он играл какими-то магнитиками, и просто так отдавать их не собирался, поэтому за обладание такими ценными артефактами шла нешуточная борьба с обвинением друг друга в рукоприкладстве. Дети, что с них взять)

Пока обедаем, наблюдаю, как в нашу сторону ползёт джип, в который я чуть не “сел” на спуске ранее, видать колесо таки накачал. Вместо того, чтобы запарковать свой полноприводный корч где-то в отдалении, он решил проползти прям к самому шлагбауму, который перекрывал въезд далее, и о чём я не преминул сообщить водителю: “Я знаю!” Только ответил он, и катил дальше. Какая-то “яжемать” решила нас упрекнуть в том, что мы тут перегородили всю дорогу (хотя джип, хоть и со скрипом, таки проползал мимо нашей палатки, и деревьями)  и не даём проехать в “детский лагерь”. Детский лагерь в заповедной зоне со шлагбаумом? Интересно… Женщине было предложено вызвать полицию, если она считала, что мы не правы — которая наверное была еще дальше, чем веломагазин с запасными камерами и больница.

Пора было двигаться дальше — Настя с Денисом, судя по всему, решили стать отпетыми гедонистами и просто наслаждаться матрасом на КП никуда не торопясь — и на наше с Олей  предложение ехать, сказали что: “Мы вас догоним”. Ну ок, чё. Оля потихоньку поехала вперед, а я пока воевал с огромными черными муравьями, облепившими мой шлем и сумку, и пытался отбить свои вещи обратно. Догнал я ее только на вершине нашего любимого “адового” торчка — хотя он был в разы проще, если на него заезжать со стороны нашего КП. На спуске, опять притормаживаю — и чертовски вовремя: в этот раз, я бы совершил посадку прямо в грузовой бусик, который пытался поделить дорогу со встречным “москвичом”. Возможно, где-то в параллельной вселенной так оно и было, но в нашем временном промежутке все шло достаточно неплохо.

По пути нагоняем Саню Федорова, который мужественно страдал большую часть дистанции в одиночку, и какое-то время едем с ним вместе. Ездить бреветы на горном велосипеде конечно можно (я и сам так первую серию проехал), но энергии вы будете тратить на порядок больше. Главное, что у Сани был план, и он его придерживался — он очень хорошо ехал в своем темпе, не подстраиваясь ни под кого, и правильно расходовал силы — поэтому первую половину дистанции он провел где-то впереди нас.

Подняв двухкилометровый холм из Малого Букрина, Саня потихоньку отъехал от нас вперед. Набираем ход. Хотя как, набираем — ползём все так же, как и по дороге сюда, только теперь уже сытые. Солнце уже начало припекать не на шутку, и казалось, навечно застыло в зените — а поскольку у нас теперь был относительно попутный ветер, иногда получался забавный эффект: скорость ветра сравнивалась со скоростью нашего движения,  нас переставало обдувать и по ощущениям казалось, что мы будто попадали в баню. Особенно “весело” было так плавится на подъемах — и так, блин, потеешь, а тут еще и ветер выключают, который хоть как-то сбивал температуру.

Пока едем, слышу, как Олин велосипед странно трещит. Точнее, то трещит, то не трещит. Прям как у Фрекен Бок: “Малыш, в каком ухе у меня жужжит?” Следующие пару километров еду, пытаясь понять, что же может издавать такие звуки. Сначала грешили на рамку переключателя, но треск проявлялся только когда не крутились педали. Заставив Олю “прогнать” цепь по кассете, пока ехали накатом, оказалось, что треск раздается, когда на кассете выбраны две последних, маленьких звёздочки — девятая и десятая. “Эврика!” — доходит до меня. Останавливаемся, я лезу прощупать кассету ииии….. вуаля! По какой-то причине стопорная гайка кассеты раскрутилась, а поскольку две крайних звездочки не сидят на общем “пауке” кассеты, а существуют отдельно друг от друга — то они и тряслись, распространяя звук по всей раме. Ничего смертельного, но переключатся на эти передачи до конца поездки не стоило — чтобы ненароком не ушатать барабан, на котором они держались.. Благо передач было еще предостаточно, и потеря четырех из них (тем более из скоростного диапазона) не играла практически никакой роли. Ну, будем тогда ехать осторожнее. Не успев моргнуть, снова оказываемся в Пиях — где нагоняем Саню Федорова, который заезжал в местный магазинчик,  и все вместе доезжаем до уже знакомой нам заправки — где настает уже наш черед матрасить. Саня, тем временем, едет дальше.

Хоть солнце и потихоньку садилось, но ехать все равно было непросто — даже несмотря и на сытный обед, и на своевременные перекусы — мы с Олей ехали в ультрараслабленном темпе, не упуская возможности лишний раз отдохнуть по пути. В Ржищеве, проезжая мимо старого здания речного вокзала, меня посетила отличная мысль: можно же окунуть ноги в прохладную воду! Находим в ограждении небольшой разрыв, съезжаем на наклонные, бетонные плиты к воде. Дед, рыбачивший неполалеку, предупредил нас, что там может быть скользко — и купаться здесь не стоит. Но нам этого было и не нужно — разувшись, опускаем ноги в прохладные воды “залива”. Ляпотаааа! Десять минут, и ноги как новые — можно еще крутить и крутить!

Следующая остановка — Витачив. Место, где располагался КП, там очень красивое, единственный (и существенный) недостаток был в том, что дорога в самой деревне была сделана из бетонных плит, которые со временем раскололо/покосило и вообще, покрытие оставляло желать лучшего. Особенно после сотни с гаком километров в седле, когда каждая кочка хорошенько так отдает по пятой точке. Трясемся сначала по бетонке, потом по гравийной дороге — навстречу нам снова валит Саня на своём найнере, аж пыль столбом стоит. Закатываемся на КП, падаем в траву, не забыв сделать пару красивых фото Днепра, и проплывающих внизу прогулочных катеров.

На отдых тратим совсем немного времени, и до финиша еще 60-километров — надо что-то перекусить. На выезде из села, нам навстречу проезжают Денис с Настей, а мы заскакиваем в магазинчик, взять какой-то сладкой колы. В ход также идет секретное оружие — пакет куриного тушняка. Он идеально подходит для сытного перекуса, когда мест для нормальной кормежки на маршруте не найти. У Оли с собой было еще пару кусочков хлеба, деревянные ложки мы взяли еще с собой с КП в Трахтемирове — у нас получился отличный ужин! Компанию нам также составили два пса, прохлаждавшихся в тени — они сразу поняли, что у нас есть что-то вкусненькое. Увы, мы тоже были голодны, и делиться не собирались — как-нибудь в другой раз, собани(

Когда выезжали из Витачева к трассе, нам навстречу ехал тот самый страдалец из Каденса 90. Сразу видно, что он уже укатался — а до финиша было еще ехать и ехать. Жестом направляю его на путь истинный, в сторону часовни, исповедоваться отмечаться на КП, и сразу же представил, как громко он будет вопить, когда он выкатится на своих карбоновых ободах на ту самую, убитую бетонку. Как позже рассказала Настя, пока они прохлаждались на травке в Витачеве, то сначала услышали приближающийся звон карбоновых ободов, потом ругань из разряда “да кто этот маршрут придумал?!”, а уж после только увидели сам источник шума. Позже оказалось, что этот парень окончательно отстал от Дениса с Настей на подъеме к Обухову, и вскоре сошел с дистанции. В который раз убеждаюсь, что велосипед не столь важен, как физическая подготовка.

Следующую остановку делаем в Обухове, на заправке. Это в тексте так звучит, как будто мы телепортировались, а на самом деле мы добрались туда только через час. Опять же, чем ближе к финишу, тем более бесконечной кажется дорога — хотя нам оставалось всего ничего, каких-то парочку горок на маршруте вместе с достаточно спокойными и тихими дорогами, без постоянно снующих туда-сюда машин… Идиллия. Где-то на тех подъемах, мы обгоняем Саню Федорова — он поднимался пешком, но вскоре снова запрыгнул в седло — но так просто сдаваться он совершенно не планировал.

Смеркалось. Последние километры давались не сильно легко, но на удивление, в подъем на Метрологическую я заехал достаточно быстро, и даже его не заметил. Впрочем, за сегодня я уже и так наездился — пора было уже и отдохнуть. На финише, как обычно бывает на бреветах основной серии, встречают аплодисментами, вручают огромный сэндвич и наливают горячий чай. Так же, на финише оказалось пиво(!) — темное(!)…. и безалкогольное(!). На вкус оно было очень странным, но на удивление, зашло, как в сухую землю…. В такие моменты, сидя на стуле, понимаешь, что все было не зря — ведь классно же покатали, несмотря все страдания)

Что же — нормальный, совсем неплоский маршрут показал, что как бы я хорошо не ездил дальняки по равнинам, без нормальной подготовки и отдыха(!) ехать двести километров по горочкам достаточно непросто. Если бы до старта этого бревета была бы еще одна неделька в запасе, это было  бы просто супер — я бы смог лучше восстановится после отборочной шестисотки. Но в лимит времени для такой дистанции (13 часов 30 минут) я уложился, а значит задача выполнена) Оставалось разве что дотащится с финиша домой, но это уже совсем другая история)

Итого-игого:

Дистанция: 202 километра
Средняя скорость движения: 22 км/час (совсем не те 28, что были на отборочной шестисотке)
Общее время: 12 часов 06 минут.
Количество мошек, которые ударились об очки: не поддається подсчету
Километры, во время которых я ехал в хорошем темпе: меньше, чем бы мне хотелось
Километры, во время которых было “неочень”: больше, чем бы мне хотелось)

Заметили в тексте ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Єгор Струль

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: