Bike in City

Букринський 200: Живописный ад

Автор звіту — Григорий Кудрявцев


Утром, 14 мая 2017 года в Киеве и окрестностях произошла массовая эпидемия прорвавшихся труб, умерших бабушек, сломавшихся ключей и выпавших из окна кошек. Только таким образом автору представляется возможным объяснить отсутствие половины из записавшихся на чудесный майский бревет велолюбителей.

Идущий три дня и три ночи дождь как причина отсутствия желания просандалить две сотни километром на обожаемом велосипедике? Не смешите покрышки суровых джентельменов и сосредоточенных дам, желающих стать véritable radonneux!

А, первое правило бреветов, да простят мне этот велосипедный термин изысканные леди — «не ссать». В фигуральном, конечно, смысле. Автору было чрезвычайно обидно слышать даже незнакомые фамилии на стартовом КП возле склонений этого непритязательного глагола.

Мне всегда было любопытно, зачем люди, выдергиваются из нежных диванчиков, теплых кафешек, чтобы идти в высокие горы, плыть по холодной воде с брызгами или крутить далекие бреветы. Чего такого особенного им не хватает? Зачем задыхаясь выползать на последний подлый подъем, если можно доехать на автобусе, весело глядя в окно? Может быть оттого, что поездка на автобусе не дарит это восхитительное чувство выигранного сражения? Пусть и с самим собой.

Как бы вы не любили замечательное чувство вращения — веселье, трэш и угар, а также любое удовольствие от поездки на велосипеде завершается после первых полутора сотен километров в силу физиологических причин и врожденного несовершенства человеческого тела. Дальше, собственно и начинается то, ради чего бреветчики выползают из кроваток, где слушали уютно стучащие по подоконнику капли дождя: Живописный ад Букринского.

Ни что так не радует жадный взор бреветчика как роскошные пейзажи за бортом родного пепелаца. Добрая половина удовольствия от бревета — возможность побыть в новых, недоступных в обычной жизни местах и пейзажах. Не пролететь, равнодушно бросив мимолетный взгляд сквозь стекло авто, а проникнуть красоту и силу каждого места насквозь. Превозмочь и почувствовать каждый километр окружающей красоты. Стать ее частью. Не поддельно, а заслуженно-вымотанно до предела. Если вы вдруг, по какой-то мистической причине обрели эту известную лично вашему покорному слуге способность получать удовольствие от преодоления расчески подъемов — то бревет «Букринский плацдарм» — это определенно для вас.

Ледянящий душу безумный спуск с обязательными дырами в асфальте в самом низу сменяется новым, изысканно вьющимся подъемом. И так снова и снова. И снова и снова. И снова. До полного удовлетворения.

Осмотрительно поставленная горная кассета и кожаное седло…

Второе правило бреветов — «кожаное седло!» Нет, так — Кожаное седло.

Оно решает.

Букринскому было поручено протестировать новое кожаное седло. Серьезно и без дураков. Это была первая поездка на дистанцию больше 150, после которой привычно болели отбитые руки, затекшие шея и спина, но знаменитая попаболь отсутствовала даже в виде самого скромного намека. Растянувшаяся от излишней влажности после упоительного дождя кожа седла обнимала ягодицы, как ладонь заботливой матери тельце новорожденного младенца. Ни единой натертости, намятости или малейшего дискомфорта за всю дистанцию. Торжественный зад был искренне удивлен результатом и смеет рекомендовать.

Третье правило бреветов — «Крутите, Шура, крутите».

Благоразумные сумасшедшие французы рассчитали время прохождения таким образом, что проехать бревет сможет даже ваша бабушка. Даже она, доброго ей здравия, сможет педалировать со средней 16 км/ч любое количество времени, рассеянно поглядывая по сторонам. Фокус лотереи младшего из бреветов заключается в желании расслабиться и где-нибудь постоять, наслаждаясь красотой момента недвижения. В этот раз, разврат телесного покоя, автор отложил до финиша, хитрожопо решив улучшить результат последней двухсотки.

Последнее правило бревета — «Обязательно повторить».

Любой владелец велосипеда, кто когда-либо умудрялся ввязаться у это безнадежное дело, знает — каждый бревет проезжается с обязательной мыслью: «Больше никогда!!!» Эта мысль дает силы и сладострастно смакуется с каждым оборотом педалей. Предвкушение подъема усиливает ее до лучей ненависти лично организатору этого безумия и создателю силы тяжести, в частности.

И даже, если лично тебе и были известны темные радости еще бОльших дистанций, Букринский вливал нужную дозу отчаянья и сомнений перед Чистилищем последних апов. Чтобы только после приземления в уютное кресло на последнем КП ты снова мог постигнуть великую тайну и секретную радость настоящего радоннера, основу и стержень бытия — вело-Дзен — Удовольствие-Не-Двигаться.

Заметили в тексте ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Григорий Кудрявцев

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: