Bike in City

Миф и Легенда, или Как махать кулаками после драки

Да, это — отчетно-докладной раппорт со Свитанка на перевале. И не простого, а юбилейного, за нумером Х.
Этот миф писался по золотому канону; единственное допущеное отклонение — автор старался упоминать лишь те подробности, которые могут быть кому-нибудь полезны или занимательны.
Цель текста — иллюстрация к еретическим размышлениям про жизненные удовольствия и про бреветы, в сей статье.

Повествование я буду вести обстоятельное, потому разделено оно на главы.

Глава 1. Предыстория
Свитанок на перевале – это был мой второй бревет, в далеком 2018-ом. Второй мой блин комом (и это не тот ком, который King of Mountain). Там я был DNF – ехал невыспанный, мокрый после утреннего дождика, догонял последних бреветчиков после прокола на “минном поле”. Ехал по памяти, телефон из мокрой упаковки не доставал. Ушел с маршрута на Ждениево, осознал это – через 30 км. Возвращаться было поздно – срезал к прямо к подножию Ужка и доехал до финиша оттудова.
Был у меня большой счет к этому бревету. Я ехал за реваншем.

Глава 2. Колизей
Знаменитейший бревет от Lviv Bicycle Club.
Арена гладиаторского действа – Карпаты. Низкие горы в смереках, горные ручейки вдоль дорог, свежесть, туманы, полоныны, белые акведуки. Верьте или нет, смейтесь или нет – я поехал в Карпаты второй раз в жизни…
Надо таки соглашаться:
“Если вы любите велосипед, подарите ему [горы], он это заслужил!
И себе подарите! Потому, что именно для этого и нужен велосипед”
(с) Юрий Ганусяк
Целиком здесь в ФБ (новая вкладка)

Челленджи этого маршрута:
(1) Сложность и эпичность “Свитанка на перевале” не в том, что BRM 400. Да, это, пожалуй, самая длинная дистанция, которую стоит ездить без сна большинству катальцев.
(2) Сложность даже не в наборе высоты. Да, на маршруте 8 перевалов, – но апхилла там набирается немного, всего от 3400 до 4200 м – в зависимости от того, на какую карту проецировать трек.
(3) Сложность есть в логистике – старт в Долине, небольшом городке у подножия Карпат.
И – в 3 часа ночи! Действо ж не просто так называется рассветом на перевале ;-).
Это позволяет засветло ехать самые красивые места и услаждать очи виденьем.
Но хорошенько выспаться перед поездочкой, в которой большинству предстоит больше суток без сна, – дело весьма благодатное. И это не так просто организовать. Чтоб поспать оптимальные 7 часов накануне, прямо в Долине, надо лечь засветло не позже 19 – а не каждый мозг отрубится в светлое время, да еще накануне волнительной забавы. Запастись выспанной головой еще сложнее, если ехать из Львова с автобусным трансфером от Lviv Bicycle Club, ибо грузиться в него надо в полночь; подъем тогда – в зависимости от места залегания, не позднее 10 вечера. Чтоб проспать 7 часов – нужно уложиться в 15 дня! Такой суперспособности у меня, например, нет.
(4) Одежда – перепад температуры в Карпатах бывает изрядный, от +7 под утро до +25 днем.
(5) Главная сложность, конечно, – покрытие. Коротко говоря, маршрут – это 250 км шоссейного ада и 150 км шоссейного рая.

Фото c сайта Lviv Bicycle Club

Глава 3. Стратегия и подготовка
Для меня, как для райдера маломощного, такой бревет – челлендж изрядный. Поэтому мне нужно было любое преимущество, которое можно заготовить.
Самое важное из них – ехал бревет я в паре. Дружеская компания – неоценимый бонус, особенно на первых дальняках, +100500 к морали при любых трудностях.
Поэтому пару слов скажу про Стального Капитана – Димона Бочарова. Собственно, он меня и втянул в шоссе. До того я мог покатать на стареньком Аисте (а-ля Украина), 10-20 км “вокруг клумбы”. Обзавестись первым шоссером меня вдохновил его проект по сборке крокодила на раме Стартона. При чем был взят Стартон правильного 70 какого-то года, когда их паяли из приличных труб и неплохого качества. Покрашена рама в темную лазурь, что придает ретро-шарм. Ездит Димон только в белых носках, на 23-ей резине, хотя и слыхал от британских ученых, что 25-ая катит не хуже, а комфорт – больше. Но ставить 25-ку – моветон, покрыхи не должны визуально быть шире труб рамы. И еще Кэп – вегетарианец, хотя и не строгий.

И если я выбрал первым бреветом – Тарасовы Горы в 2018, то Димону не подошло ничего поменьше, чем прошлогодний Свитанок. Тоже DNF, ибо заплутал с севшим телефоном. Так что и он ехал за реваншем.
Ну, в этом году Димон подготовился лучше – проехал Каневскую 300-ку, увеличив за один райд сезонный накат в 1,5 раза. Правда, после того не катал 2 недели до самого Свитанка (впрочем, как и 2 недели перед Тарасовыми Горами – так суровей заходит).
Если бы Капитану мой накат в 4К да с десятком ОФП-на-МТБ и Валов – я бы еле усиживал у него на колесе. А так – мы были равны по силам.
Отседова ключевой стратегией Свитанка стал “матрас по расписанию”:
— ехать в спокойном ритме по горизонтали, в аэробной зоне (без жжения в поршнях)
— подъёмы – покупать за минуты, а не за ватты – заползать на нижней передаче (на обоих конях “широкие” кассеты-сковородки с нижними числами 1,07 — 1,17)
— потери во времени компенсировать оперативностью:
(1) минимум фото-стопов
(2) сэкономить время в навигации – просмотреть маршрут накануне, самостоятельно перенабрать его в Страве. Я себе еще Гугловскую оффлайн-карту местности скачиваю – чтобы ориентироваться и без мобильного интернета, только по GPS.
(3) не тюленится на КП. Хотя бы не очень тюленится.

Бортовой груз. Свитанок не поедешь совсем налегке – нужен хотя бы маленький байкпакинг. Смотрите сами.

(1) Одежда: по прогнозу за сутки ванговали температурный интервал от +10 до +20. Зато сухо! Я дико возрадовался, ибо никак не заставлю себя полюбить свинобайкинг.

Не столько само явление, сколько последующее отстирывание формы и чистку вела-экипа. Именно это пока удерживает от МТБ, хотя поглядываю с вожделением на грунтовые забавы уже с полгода. Но МТБ и свинобайкинг – это же синонимы.

На такую погоду я взял джерси с рукавами, да плюс два слоя утепления (термофутболку и виндстоппер).

Кстати, зачем большинство виндстопперов делают с несьемными рукавами? Это уменьшает полезность шмотки раза в 3.

А еще – утеплители рук и ног, да плюс подшлемник и бафф на шею (я – зверь южный, теплолюбивый). Отдельным пунктом – светоотражательный жилет (далее будет про его пользу, детали – blood&gore).
Все эти одежки занимают прилично места, когда нужно снять до базовой формы. Мой вариант упаковки – набить в задний карман виндстоппера, а уж его – везти на себе расстегнутым, в качестве нажопной барсетки.

(2) Инструментарий:
— мультитул
— запасные камеры (от 2-х штук) и ремкомплект с латками, мини-насос на раме
— флакончик с цепной смазкой (самодельная из парафина в бензине Калоша, 50/50 по объёму)

(3) Всячина:
— запасные аккумы к фаре, павербенк (хотел, да не влез), малый тройник, пару зарядных трансформаторов и кабели – подпитываться на КП
— паспорт, ибо маршрут проходит через пограничный пункт; кроме того, меня раз чуть не выставили из поезда стебанутые проводники (фото пасспорта в смарте их не устраивало).

— влагозащитный карман для смарта с влагозащитным файликом для кошелька, салфетка для линз. Мини-флакон солнцезащитного крема тоже в списке, но в этом райде был неактуален.

(4) Электролит. То есть, смесь солей для добавления в питье. Человек с потом теряет не только воду, но и соли – знаете же, сколько ее остается на коже и выступает на форме после долгих райдов. Бывает такое, что человек пьет-пьет, да не может напиться. Жажда остается потому, что организм требует не самой воды, а солей взамен потерянных. Нарушение солевого равновесия ухудшает самочувствие, да и способствует развитию судорог. После 1К-бреветов райдеры прилично опухают – если не пополняют соли.
Коммерческие солевые продукты называют “изотониками”. Как правило, продаются в виде порошков для разведения. Изотоничность означает, что осмотическое давление в этих приготовленных растворах равно осмотическому давлению крови. Обычные напитки, которые мы употребляем, не такие “концентрированные” – все чаи-компоты-квасы-колы гипотоничны относительно крови.
На самом деле, велосипедистам нет никакой потребности употреблять именно изотоничное питье. В клинической практике оно применяется только людям с тяжелым обезвоживанием – при дизентерии, потере сознания на солнце и т.п. Изотоники нужны, чтобы равномерно и безопасно регидрировать “пересохший” организм.
Велосипедисты и близко не достигают такого обезвоживания на ходу. В коммерческих изотониках смешивают солевой раствор и жидкое питание (углеводный сироп) в одном флаконе. Только в смеси эти два компонента догоняют раствор до изотоничности. Эта солено-приторная смесь  довольно гадкая. Но можно разбавлять коммерческий порошок до приемлемого вкуса – завышенная доза воды не повредит ;-).
Я пошел дальше – будучи фармацевтом, разделил электролитно-солевой и углеводный растворы. Солевой раствор развожу себе во фляги. А углеводы могу съесть в виде батончика или печеньки, с большим удовольствием. Самый примитивный вариант электролитного раствора – посолить воду, чайную ложку без верха на литр.
Но я беру классическую аптечную пропись и смешиваю соли NaCl, KCl (калий тоже теряется с потом) и натрия гидроцитрат (кислинка явно не чувствуется, но добавка рекомендуется при физической нагрузке).

Пропорции можно увидеть во многих фармацевтических изотониках (Регидрон, Ре-соль) и продуктах со статусом диетических добавок. Я готовлю из порошка электролитный раствор в концентрации 50-75% от той, что показана при лечении тяжелого обезвоживания. Все время пить электролитный солевой раствор – не обязательно, я готовлю только в стартовые фляги – это уже позволяет не уходить в большой дефицит по солям. Порошок во флаконе — с собой , по желанию всегда можно приготовить минералочку.

Магниевую соль для профилактики судорог я пока в питье не добавляю. Во-первых, далеко не каждая Mg-соль одинаково полезна (неорганические работают как слабительное); просто не дошли руки найти источник подходящей соли. Во-вторых, судороги ног знакомы только по бассейну. Но на дальняке профилактика не помешает – в виде таблеток Аспаркама (соли калия и магния), по 2 таб 3 р/д. Первую дозу – перед стартом; следующие – во время основательной еды.

(5) Спортпит. В прошлогоднем Свитанке совсем не соблюдал правило есть каждый час – что, конечно, вложило вклад в DNF. Если ты почувствовал себя голодным на дальняке – значит, уже ошибся и потеряешь в темпе – пока докинешь дрова и провалится в топку.
Сейчас я исправился, ибо хороший бреветчик – хороший жрун.
Взял с собой аж 14 доз харча, и 13 пошли в котел. При таком количестве – важно разнообразие. Одинаковые перекусы быстро надоедают.
— Гематогены (минутка амбассадорства). 4 штуки

Я беру только правильные, зеленые Натур+, их реально варят из сгущенки, патоки и альбумина. Сгущенное молоко заказывается специально на маленьком молокозаводе (ибо в принципе на рынке Украины продают только субпродукты с соевыми добавками вместо сгущенного молока, а кашу гематоген из них не сваришь; да, у меня инсайдерский источник).

— Злаково-фруктовые батончики разных вкусов, 8 штук. Избегать покрытых шоколадной глазурью! Если попытаться съесть такое в кабине в жаркий денек… Будет изрядный срач, совсем не забавный.
— Детские фруктовые пюре, 2 штуки. Они упакованы удобно, с откручивающейся крышкой, почти как гели. И они очень приятно освежают.

Но меня раздражает, что эти пюрешки делают почти все мультифруктовыми. В смеси можно сыпануть сырье, которое не годится на моно-продукты. А в мультике – перемешал, и уже не заметно, что у персика – вкус подгулявшей морковки.

Но есть пара нюансов с пюре – они по питательности еще слабее, чем гели, – в них больше воды и меньше углеводов. Кроме того, содержат растительные волокна, очень полезные для кишечной моторики. Настолько полезные, что пытаясь во время гонки заменить 1 гель 2-мя пюрешками, есть немалый шанс эту гонку пропустить в кустах. Но меня вовремя предупредил Богдан Воеводин, на известном sufferfest-е OFP’n’MTB.
Ниже фоточка с цифирями калорийности моего “спортпита”.

То есть,
гематогеновый шот – 189 kcal
злаково-фруктовый батон – 191 kcal
SIS-овский кофеиновый гель – 88 kcal
пюре – 41 kcal

Нужно заметить, что к этим циферкам я отношусь скептически – их получают сжиганием образцов еды в калорифере. Я как-то сомневаюсь, что в человеческом теле с харчами происходит то же самое. Ну, лучше какая-то оценка “октанового числа”, чем ничего

(6) Стимпаки. Кофеиновый допинг. Конечно, его вкуснее потреблять в виде кофе, какао, черного шоколада. Но в 2 часа ночи в глубинке оно бывает в дефиците.
А подремывать в кабине на ночных спусках – дело стремное, да и удовольствие от райда пропадает, когда едешь в зомби-режиме. Поэтому при первых симптомах зомбирования считаю важным закофеиниться.
Варианты:
— шоты, флакончики по 60 мл; отведывал от Нутрикшн и Нутренд (второй явно вкуснее; зато дрянной вкус первого сразу убеждает – допинг пошел). Добавлены еще аминокислоты (аланин и тирозин соответственно), “гомеопатические” количества витаминов, экстракты чудодейственных травок. Бодрят, конечно, добавки, а не 150-160 мг кофеина за раз. Из опыта не рекомендую пить целый флакон (вне гинки), лучше полфлакона раз в 3 часа.
Ибо они реально работают как стимпаки у старкрафтовых маринов – ускоряют, но забирают чуток хитпоинтов. Подробности дальше будут.
— таблеки кофеина – например, Дарницкие или Борщаговские.

Те и другие на редкость кретински промаркированы, как “1 таблетка містить кофеїну-бензоату натрію 200 мг”. То есть, указана масса смеси кофеина с наполнителем в таблетке. Привет, проклятое наследие царского злочинного советского режима. Врачей и самолечащихся, конечно, интересует доза именно кофеина, которая нигде в инструкции не указана (фейспалмище). По профессиональной инфо я-то знаю, что из 200 мг смеси в одной таблетке кофеина 80 мг (40% от массы смеси с бензоатом натрия). Это доза, которую закладывают в большинство “крепких” кофеиновых гелей; также соответствует чашке “средне-крепкого” кофе.

Таблетки – дешевле шотов в 10 раз (в пересчете на дозу кофеина) и на ту же дозу занимают в 100 раз меньше места на борту (что есть сильным аргументом при байкпакинге).

Кстати, можно добавить кофеина в одну из фляг  — скажем, 1  растертую в порошок таблетку. И понемногу попивать слабый «холодный кофе» (баристы, записывайте: кофе подать в 400 мл фляге, заваренное на лаймовом изотонике)

(7) Этоний – сие заслуживает отдельного пункта, хоть это и маленькая стеклянная баночка на 40 г. Мазевая основа имеет прекрасную консистенцию (густая, скользкая на ощупь). То, что нужно для облегчения баттхёрта. А еще имеет антисептик в составе (универсального действия – четвертичное аммониевое основание, старший брат повсеместного бензалкония). Очень полезно, когда роговой слой кожи уже чувствительный (“опять скрипит потертое седлом …”) и бактерии участвуют в пригорании. Никогда не знаешь, когда мазь пригодится – баттхёрт бывает и у сидетелей Брукса. Причина может быть даже не в седле/посадке/памперсе, а от “технических участков” дороги или от погоды (в жаркий день с тебя может течь так, что никакой памперс не справиться отводить влагу; в мокрый день – тем более).

Картина Васи Ложкина

(8) Поэтому барабан вез с собой


Цена этого дела – под 600 грамм на борту, если учесть флягодержатель и усиленные бонки. Ужасно дорого, но я доволен, ибо вкручивать под каденсовые ритмы полюбил, а с наушниками мои отношения не сложились.

При такой установке направленные динамики рубают прямо в лицо (хорошо слышно на умеренной громкости) и звук уходит вверх (звуковая поллюция местности незначительная, что оценят аудио-друиды). Конечно, применяется этот запрещенный в спортивных кругах допинг только на бреветных, туристических и сольных выездах, за городской чертой.

Чтоб все это увезти, мне пришлось упражняться в искусстве байкпакинга. Цеплять подседельную сумку на 1,5 л, выносную на 1 л, задействовать карманы джерси. Спортпит упаковал в 700 мл флягу, благо вторая у меня – литровая.

Кстати, я считаю этот нестандартный размер очень удачным (для шоссе) – если можно обойтись 1 л питья, по массе такая фляга выгодней, чем 2 поллитровки с двумя флягодержателями, какие superleggera они ни будь. Феншуй и Pro-подобие пострадают, канешн.

Взяв в руки полностью экипированный вел, я испытал глубокие моральные страдания, ибо в этом сезоне уже приобщился к Velominati Rule 31 – все, что нужно на соточке, отлично помещается в карманах джерси.

Глава 4. Встреча на Эльбе

На фронте самое важное – это сон, еда и патроны
Забытая книжка про войну

По поводу сна – решено было выдвигаться поездом на Франык, за 2 дня до бревета; провести отличный вечер в гостях у друга, а за день до бревета – двинуть 62 км / 800 м на Долину. Залечь в Отель-Мишель в идеальные 19 часиков.
За полтора часа до поезда в Киев прилетела гроза. Хорошая. Деревья гнуло и ломало, стена воды. Памятуя мою любовь к свинобайкингу и обещанную сухость на самом бревете, – я вызвал такси.

Это задним умом ясно – такси в такую погоду попробуй поймай, траффик хуже…

Однако за полчаса поймал Юбер, какой-то люкс-шмукс-плюс подороже, и погрузился с упакованным велом. Было 40 минут до поезда – от меня до вокзала ехать минут 20.
Меланхоличный молодой водитель лениво тыкал в смартфон, но мне таки удалось передать ему крохотную долю своего адреналина. Вязкие тянучки на Патона и Леси (в середине дня!) сделали свое черное дело – вылетал из машины я за минуту до отправления поезда. Краткий забег через вокзал, с упакованным велом в руках – и на перроне я через 3 минуты после оправления. Укрзализныця – это пунктуальность! Поезд отчалил с центрального вокзала секунда в секунду. И простоял час на выезде из Киева. Знал бы прикуп – догнал бы на такси.
Обидно мне, досадно мне. Ну, ладно
Димону с таксерами повезло больше – поймать не удалось. Поехал своим ходом на вокзал. Грязный и мокрый, – но уехал на Франык.

А мне попались билеты на Львов на следующий день – удобным Интерсити, прибытие за 1:45 до погрузки в автобусы Lviv Bicycle Club – на Долину. И место в автобусах нашлось. Мрачно распаковываю вел и еду обратно, убеждаясь: своим ходом успел бы однозначно, чертыхаюсь на полупустые улицы – куда подевались поганые тянучки?
Под вечер настроение поправило приглашение от Царя – на долгожданную Бердичевскую трехсотку. Сразу же регаюсь, с сухой усмешкой на сжатых зубах. Димон тем временем добрался до Франыка и спросонок оставил подседельную сумку в поезде.

На следующий день меня сорвало на вокзал чуть ли не за 3 часа до отправления. Еще бы, третий день паковаться-распаковываться… На вокзале первым делом поправляю карму. Вчерашний Франыковский поезд уже утром вернулся в Киеве, и проводник оставил потерянную подседелку у диспетчеров. За что, конечно, низкий поклон и респектище!
Добываю подседелку, отправляю позитивное фото во Франык.
… Ну хоть бы малейший, ну хоть бы невидимый взлет.
Лениво пакуюсь на перроне.

Мой вариант – два мусорных пакета на 160 л, снятое переднее колесо, проставка меж дропов, чуть стяжек и малярного скотча.

Позже прибывают Григорий Кудрявцев и Маруся под чутким руководством Николая Григорьевича. С интересом наблюдаю альтернативный вариант упаковки – со съёмом обеих колес и упаковкой в тонкую пленку вилсета и трансмиссии.

Этот вариант явно компактнее на грузовом месте и удобнее в переноске. Но паковаться дольше, вел можно поставить только на седло и дуалы (чтоб не помять ведущую звезду и не порезать ею что-нибудь), и рулон пленки занимает больше места в бортовом багаже – по сравнению с пакетами.

Погрузка в Интерсити прошла гладко, вел поместился возле багажных полок. Зафиксировал резинкой с крючками. Капюшон кенгурушки на глаза – переходим в эконом-режим. Но у меня так и не включилась суперсила – спать сидя в поезде.
Во Львове рандоннерский десант состоял из 4 катальцев (уже в поезде увиделись с Алексеем Барановым и Михаилом Боровым) плюс фан-клуб имени Кудрявцева. Я собрал вел еще в поезде – и сразу ускакал на поиски первого/второго/компота. Вокзальная столовая была обнаружена, и компания догнала меня за бурным чревоугодием. К чему и присоединилась, после недолгого размышления.

После перекуса вылезла первая тех. проблема, у Михаила, – цепь как-то не так была прокинута через рамку заднего дирейла, понадобилось расстегнуть замок – а он оказался сверхжестким. У меня был с собой расстегиватель замка – но даже инструментом замок открылся с большим усилием.

Короткий райд через Львов, грузим велы в маленькие бусы, а себя – в два больших автобуса, разбираем стартовые пакеты. Первый автобус наполнился бреветчиками-гладиаторами, и я подался во второй, почти пустой.
Разлегся поперек прохода – и опять в эконом-режим.

… Мы влезаем в кузов. Вечер теплый, и сумерки кажутся нам огромным полотнищем, под защитой которого мы чувствуем себя спокойнее…
Моторы завывают, грузовики громыхают и лязгают. Дороги разъезжены, на каждом шагу – ухаб, и мы все время ныряем вниз, так что чуть не вылетаем из кузова. Это нас нисколько не тревожит. В самом деле, что может с нами случиться?
… Это еще не страх. Тот, кто ездил сюда так часто, как мы, становится толстокожим. Только молоденькие новобранцы взволнованы.
Ремарк, На западном фронте без перемен, из 4-ой главы

Иногда мелькают ухоженные домики с аккуратными вывесками, подсвеченные статуи Мадонны, еще пару поворотов – и мы в Долине.
Рандоннерский полк выгружается, собирает и проверяет велосипеды, качает покрышки, рассовывает снаряжение и затягивает светоотражающие портупеи. Местные волонтеры угощают кофием-чайком с конфетами. Начинают стягиваться отельные пополнения.
Подъезжает и Стальной Капитан. Обнимаемся.

Встреча в Долине – жарче, чем та, на Эльбе.

Глава 5. Бреветчики, летящие на крыльях ночи

Пора. Краткое напуствие, стартовые фото – и без малого сотня рандоннеров уходит в темноту, прорезанную кровавыми сполохами мигалок и белыми прожекторами фар.

И два огня делят ночь на было – и больше нет
Горят мосты за спиной, летит стрелой дальний свет…
Пысенька Дальний свет, вокально-инструментальный ансамбль Ария

Дорога стала похуже с прошлого года, хоть и тогда идеальной не была. Изрядно трещин и ямищ. Не ям, а именно – ямищ, которые провалля до самого пекла. В них притаились злобные змеиные укусы. Рандоннеры рассыпаются на небольшие группы, вынужденно виляют.
Мы едем ближе к хвосту, дисциплинированно матрасим. Потеря времени от змеи или пореза будет больше, чем от низкого темпа. Вскоре проезжаем первых жертв, которые либо недокачались, либо влетели в злые провалля. Андрея Олешко объезжаем дважды – менял камеры. На второй раз кивает, что камера не последняя, – и вскоре опять перегоняет нас.

Бреветчики кололись, меняли камеры, но продолжали фигачить по ямам

Небо начинало сереть, когда проезжали урочище Шандра. Вырисовались края гор справа, слева от дороги – журчала речка за смереками (все деревья в Карпатах – смереки, я слабоват в дендрологии). В воздухе мягкая влажность, ночная свежесть (+10 на старте), особые неуловимые запахи гор. Виднеются гигантские фермы электролиний, провода устало провисают. Проехали какой-то палаточный лагерь, видно – фестивальный. Обочины метров на двести были заставлены машинами.
Вскоре начинаются подьемы к первому перевалу – Вышков. Местами даже разбитый асфальт совсем снесен – остался только нижний слой гравия. Раз навстречу попались местные обитатели на обшарпанных копейках. Шли почему-то караваном, три машины, одна за одной. Опрышков боятся, что ли? Колымаги виляли зигзагами по всей дороге, пытаясь объехать провалля – но все равно, подпрыгивали и грохотали. У проезжающих водителей были квадратные, испуганные глаза. На заднем сиденье последней машины сидели два офигевших афрогуцула.
На подъёмах нас удивили кучки светлой породы, насыпанные вдоль обочин. Первая мысль была – подготовка к ремонту? Всплыла даже версия природных наносов – но сразу же утонула. Догадались, что обитатели этих забытых автодором краев так обозначили опасные участки. Для темного времени – вместо отражателей.

Первый перевал, за ним – спуск в самое село Вышков, и сразу же – подъем на Торуньский перевал.
На вершине встречают девчата-волонтерки – чай-кофе-вода, вафельки. Принимаем с глубокой благодарностью – в это время и в этих краях можно полцарства отдавать за теплое питье. И не найти.
Употребляем забытый на старте Аспаркам, подкачиваем колеса. Мы помним с прошлого года, что нас ждет впереди.

Глава 6. Минное поле Вышков — Соймы

Не то, чтобы дорога на этом 30-ти километровом участке хуже, чем от Долины; то же обилие ямищ и неровностей. Дело в том, что это почти сплошной прямой спуск с небольшим градиентом. Психологически очень трудно здесь не топить – уж очень охота полечить среднюю. Но мы, стиснув зубы, дисциплинированно матрасим. Перед глазами – мой прошлогодний порез в Верхнем-Быстром, после которого все пошло наперекосяк.

Устрашающее фото минного поля, сделанное кем-то из рандоннеров в 2018-ом

Несколько раз эта тактика выручает меня: даже если не увернулся от провалля, можно в него величественно нырнуть, как океанский лайнер в девятый вал, и вынырнуть с целыми колесами.

Виды – просторны и благодатны. Пару остановок на короткие фотосеты мы сделали, и здесь впервые пересеклись с Олегом Жуковым.

Вот участок без провалль — почти благодать! И барбос игривый

Спуск и утренняя свежесть холодят, но мы прекрасно одеты в 3 слоя, нам уютно едется.
Села проплывают одно за другим, вот и Соймы. Доезжаем до мостика через речку с оригинальным название “Ріка” и уходим по стрелке на Воловец, направо.
Минное поле пройдено без проблем, ценою потерянных минут. Mission accomplished (голосом CABAL из Tiberian Sun; олдфаги вспомнят, для остальных – ссылка).

Глава 7. Кофеиновый трип

За Соймами пускаем в ход допинги. Первый – тот самый, запрещенный в спортивных кругах, – который стоит мне 600 г на борту. Но каденсовый ритм, да еще с басами, окупает массу с лихвой.

Уже подкрадывалась легкая дурманящая сонливость, потому вытащили из подсумков кофеиновые шоты и сорвали по чеке. Ядреное пойло взорвалось во рту алкалоидной горечью.

Уже минут через 30 нас обоих растормошило и взбодрило. Вместе с нежелательным побочным действием: давящим чувством в районе мотора. Это при том, что кофе средней крепости я попиваю в каждый трудовой день. Если вкручивать помощнее, возростал и “призрак оперы стенокардии”. Пришли к выводу, что одной дозой 150-160 мг кофеина – это неправильно. Шоты надо половинить.

Почему они производятся в такой дозе и форме? Только для людей с высокой толерантностью? По мануалам это скорее незапрещенный допинг (только в списке наблюдаемых WADA веществ), предназначенный для последних 30 минут гонки – для тех, кто претендует на тумбочку. Лидеры все равно так валят и нагружают сердце, что высокая доза кофеина и не заметна.

Через некоторое время подобрали приемлемый режим по приборам: стремиться к циферкам: каденс – 90, пульс – 140.
На пути 3-ий перевал, Гуклывый. Пара петель на лайтовой передаче – и мы наверху. Теперь – сладкий спуск до самого Воловца. Перед кругом в Воловце замечаем сельмаг через дорогу, и перекусывающих под ним бреветчиков. Присоединяемся к мародерству – с целью пополнить фляги, да и разнообразить подкорм. Батончики быстро надоедают. Захватываем хлеб, сыр и бутыль кваса с эпичным названием “Село и люди”. Несколько разочарованы тем, что изготовлен он в Чернигове – мелькнула надежда на колоритную карпатскую диковинку. Квас оказался глубоко удовлетворительным, ибо кисловат (в большинство фабричных квасов фигачат столько сахара, что они даже не напоминают настоящий хлебный напиток, сказочно животворящий в жару).

Воловецкий перевал уже действительно похож на перевал, петель пять насчитывается – и по мере подъёма раздвигается все более шикарный вид на долину, обрамленную горами. Мы едем медленно, фоткаем на ходу, наслаждаемся красотой. За смачным подъёмом – смачный спуск, до трассы Киев-Чоп. Проезжаем 300 м по ней и уходим под знак на Ждениево-Підполоззя.

Здесь Капитан испытывает острое дежавю, ибо в прошлом году упилял прямо по трассе и долго блудил с разряженным смартом.

Дорога нелохая, хоть и подубитая – но не более чем среднестатистическая регионалка. Местность живописная – справа склоны, кругом – зелень, свежесть, благодать.
Доезжаем до Підполоззя, в котором дорога заставляет вспомнить минное поле. За мостиком Т-образный перекресток, где нам налево.

Здесь уже я испытываю острое дежавю, ибо в прошлый год упилял направо на 30 км, пока сообразил “что-то здесь не так”.

Закатываемся на перевал Уклин. Дорога расфигаченная, что уже не вызывает ни малейших эмоций – нам не привыкать. Досадно только на спуске, местами обнаженном до гравия – без конца вытормаживаемся.
В Поляне поглядываю на карту – уж очень не охота потерять время из-за блуканий, но нужный поворот отлично заметен по большому знаку – на Перечин. Покрытие пошло латанное – комфорта не добавляет, зато резко укрощает змеиный риск открытых провалль. Через пару сел – Оленёво, 6-той перевал на маршруте.

Здесь Кэп берет реванш за прошлый год – опаздывая на КП, он топил тогда на все деньги и на адреналине, накушался до передоза. Последний горбик перевала, показавшийся за поворотом, стал для него кошмаром. Докатив до КП 1 с OTL, он час отходил, держась за сердце.

Сейчас, на спокойной передаче, Оленёво оказалось легкой прогулкой. Покрытие, однако, не радовало – вниз опять на тормозах. На обочине повстречали Виктора Гундяка – ему сегодня досталось от змей. Отстрелял все камеры – не получалось докачаться до безопасного давления. Оставляем камеру и насос, едем дальше. Я потерялся во времени и мне показалось, что до закрытия КП 1 – всего полчаса.
Едем сквозь просторные красоты и пару сел. Начинает чувствоваться обещанный боковой ветерок – умеренный, но он тоже тянет нашу среднюю скорость вниз. Доезжаем до КП вместе с тройкой райдеров на МТБ с ригидками.

Да, это – самые комфортные кони для сегодняшних минных полей, изобретены “за миллионы лет” до новомодных грэвелов. Мы еще не раз пересекались с этой компанией, ехали примерно в одном темпе.

А вот и Турьи Реметы, прибываем за полтора часа до закрытия. Волонтеры встречают нас очередью из фоторужья, под которое мы молодцевато подставляем открытые груди.

Глава 8. Улитки на склоне Ужка

Для начала, может ли кто-нибудь объяснить мне, что такое “реметы”? В окрестностях КП 1 полно “турьих” географических названий. Это должно быть как-то связано с вымершими дикими быками. Естественно предположить, что “реметы” – части тела. Вопрос – какие? У меня есть догадка, что – филейные части, но здесь лучше остановить воображение.

Но это было не единственное, о чем я думал. Мы, к некоторому удивлению, застали там довольно большую рандоннерскую компанию. На полпути нам казалось, что мы матрасим уже в самом хвосте, и живого бреветчика до финиша не увидим.
Первым делом – розетки! Колодцы волшебной силы обнаружены в зале, и мои колдовские артефакты (смарт и колонка) ставятся на зарядку. А теперь…

Гусь Надежды Кушнир

После дозаправки нахожу свой переданный рюкзачек.

Кстати, за два дня до старта Львовские организаторы стреманули – написали про лимит передаваемых вещей, вплоть до маленькой коробочки на одного райдера. Как оказалось – делали профилактику от туристических рюкзаков на 80 л, мангалов и мешков картошки – уверяют на серьёзных щщах, что такое уже грузили в волонтерские машины.

Мой киевсоточный рюкзачек вмещал только кофту, “пакетный велочехол” и – сменную цепь в коробке. Именно ее и достаю – с примотанным расстегивателем цепного замка. Себе цепь меняю, а Кэпу – прокапываем каждый пин из флакончика (парафиново-бензиновая смесь моего приготовления).

Надо признать, что моя смазка имеет недостаток – затвердевает уже при 15 градусах; нужно или заранее пристроить флакон за пазуху, или растопить в кипятке, добываемом в сельмагах или на заправках. Мы оба принадлежим к Свидетелям Парафина, и смазываем по исконному, хардкорному обряду. Капельная парафиновая смазка (смувами, сквиртами, кефирами) уже стала обывательским мейнстримом; но мы такое практикуем только в полевых условиях.
Водяная баня с расплавленным парафином – та еще страшилка, да и выглядит забавно, – но это даже проще, чем капать каждый пин. Трудозатратный момент ритуала – только полоскание цепи в бензине Калоша (это – лайтовый по запаху, пригодный для квартиры растворитель). Но очищение есть истинно-правильная подготовка к умащиванию чего угодно.

Рюкзак оставляю на финиш, делаем последние приготовления – заправляемся водой, закидываем по паре таблеток Аспаркама. Стартуем.
Несмотря на благое намеренье уложиться на КП в полчаса, реально провели там 50 минут. Ноги, на удивление, у меня совсем не дают стартового вопля – сказывается экономия от матрас-тактики. Даже слегка расслабляемся – за спиной более сложная половина маршрута, до закрытия КП 2 аж 8 часов, из серьёзных подьемов – только Ужоцкий перевал, с нами стартуют многие рандоннеры…
Через час уже понятно – рано расслабляться. Мы – в Колизее, и успех ни разу не гарантирован.

Кроме того, у нас лимит чуть жестче, чем 27 часов по правилам. Финиш закрывается в 6 утра, но нам нужно быть не позже 5 – наш Интерсити на Киев уходит в 6 с копейками.

До Перечина нашу скорость незаметно ворует боковой ветер, после поворота он становится легким встречным – и так до 17 вечера. Эти 80 км до Ужка – коварные, богаты малозаметными подьемами-тягунами, что вместе с ветерком просаживает нас не на шутку.
Перед Велыкым Березным наблюдаем эпичный знак велодорожки – за деревьями на обочине. Вероятно, под дорожкой подразумевается вот эта укатанная стерня вдоль поля.

Выпиваем кофеиновые шоты, на этот раз рационально половиним. На пути опять попадается караванчик из трех обшарпанных копеек. Они точно чего-то боятся, раз ездят группами… Не успели разглядеть – вдруг это тот же утренний караван, из-под Вышкова? Однако пары афрогуцулов на заднем сидении уже не наблюдалось.

На полдороге к Ужку у Капитана появляется проблема, попахивающая сходом, – боль в одном из ахилловых сухожилий. Умеренная, так что первой идеей стало не страдать, а закинуться хорошей дозой ибупрофена.
Ехали, поглядывая на аптеки, но все не попадались, – ибупрофен нашелся только у Олега Жукова, который присоединился ближе к Ужку. Дальше мы поехали втроем. К тому времени здравый смысл взял вверх – обезболивать во время райда нельзя, это замаскирует серьёзное ухудшение с ахиллом или с коленями – и можно заработать длительную опорно-двигательную проблему, вместо своевременного схода.
До источника у подножия Ужка не дотягиваем – воду пополняем в сельмаге в Волосянке, плюс перекус. К этому времени нас добрали Егор Струль и Оля Жалюк – мы проехали их раньше, видели, как сибаритствовали у горной речки. Быстрый перекус и стартуем своей троицой. На подъезде к перевалу проезжаем красочные белые мостики, и, наконец-то, вот он, – Ужок! Заряжаем еще по половинке кофеинового шота – и на серпантин – время безжалостно дышит в затылок. Петли, петли, петли, “цепи и кольца” – и все выше и выше! А горные вершины вокруг – благосклонно наклоняются к нам. Спешка – спешкой, а пофоткаться у железнодорожного моста сверху – обязательно.
Прокатываемся через погранпункт – паспорта служивым не интересны, они уже насмотрелись нашего брата…
За шлагбаумом хочется припасть к идеальному асфальту – и целовать его, дико кататься по нему и плясать пляски. По-настоящему этот переход из шоссейного ада в шоссейный рай нельзя почувствовать – если только приехать на Ужок вместе с Gran Fondo

Словарик по итальяно переводит эти таинственно-романтичные словесы как Большое Днище

Мы плывем, несемся, скачем по Ужоцкому плато – наслаждаемся спусками, взлетаем по инерции на подъёмы.

А время – тик-тик-тик, – вот уже меньше часа до закрытия КП 2!

Усталость забыта, колышется чад
И снова копыта, как сердце, стучат
И нет нам покоя – гори, но живи!
Погоня, погоня, погоня, погоня
В горячей крови!
(Тым-тыгыдым-тыгыдым-тыгыдым-тыгыдым
Тым-тыгыдым-тыгыдым-тыгыдым-тыгыдым)
Пысенька из кинофильма Погоня

Пытаемся поднажать. Где-то проскакиваем 8-ой перевал на Турку – но мы спускаемся по нему и не замечаем; там нет знаков – ни на дороге, ни на картах. А перевал – есть. Подъезжаем к Яворе – и вверх налево по мини-серпантину. Уже полчаса до закрытия КП! Еще 8 км – и съезжаем по брусчатке к Альтане. Двадцать минут до закрытия!
Называем номера волонтерам, нас фотографируют – позируем в меру оставшегося артистического вдохновения.

Глава 9. Знак бесконечность

И опять-таки, на КП еще много рандоннеров. В основном – все те же, кого застали на первом КП. И – розетки превыше всего! Затем – еда. Приводим себя в порядок. Я впервые совершаю этониевый намаз, ибо заработал легкий баттхёрт. Заливаем воду во фляги, пытаемся подсмазать цепь Капитану – моя фирменная смазка уже застывает от прохлады, приходится брать стаканчик кипятка в кафе. Утепляемся.

Узнаем новость – первый финишер, Олег Лапка, таки побил свой же рекорд маршрута, хоть и всего на минуту. Тихо офигеваем и преисполняемся почтительного трепета.

Вообще голова-то уже изрядно чугунная. Помню, ходил туда-сюда через кафе раз десять – за всякими мелочами. Перед стартом Капитан отдает мне свой жирный павербенк, ибо мой смарт – в предобморочном состоянии.
Выезжаем втроем, с Олегом. Опять на КП провели 50 минут. Волшебная цифра?
Едется легко и приятно – до Старого Самбора почти сплошь мягкие спуски, скатываемся вниз с предгорий, сквозь полуночный сумрак. Но ощущение пустых ног уже присутствует.

Я так называю мышечную усталость, когда заставляешь себя ускорится хотя бы до 23-25 по равнинке, а жжение и сопротивление мышц – как будто вкручиваешь 40+.

За Старым Самбором поворачиваем направо, на Львов – через пару километром замечаем сигнальные огни посреди дороги. Та самая мрачная картина, которую наблюдала половина бреветчиков.
Полицейская машина поперек дороги. В свете её фары – другое авто, и на узкой двухполоске раскинулся мужик в гражданском. На обочине – помятый обшарпанный городняк типа Украины. Струя крови от головы дотекла до края асфальта. Мигалок и следов шлема не видать.
Спешиваемся, обходим по траве – чтоб не ступать в кровь. Холодок проходит по спине, встряхивает.
Погибший ниндзя…

Жалкая, ненужная смерть.

И что поделать, чтобы #ніколи_знову ?

Велодвижение растет, люди смотрят на проезжающих энтузиастов и массово выезжают на дороги. Движение быстрее тротуарного — не должно быть хаотичным. Но “пешеходы на велосипедах” этим не заморачиваются. Поэтому мы регулярно видим эти кровавые жертвоприношения — в траурных новостях и вот так, своими глазани.

Меня иногда раздражает лоббирование велодорожек – из-за подмены понятий. Подтекстом инфраструктура изображается “легким путем”, который сделает ненужным – обучение, экипировку, координацию с другими участниками движениями.

Я не верю ни в панацеи, ни в легкие пути. Только учиться, учиться и еще раз – учиться. Да, нужно рассказывать через все доступные каналы – чтоб больше людей услышали про свет и отражатели, предсказуемость, ПДД, шлемы, “зебры только пешком”, “метр жизни” от края …

Подменить обучение  – невозможно. Можно только сделать его удобным и толковым. А текст ПДД – никакой учебник. Ибо заточен под удобство административного документооборота . Человеческий мозг учится, когда задает вопросы “зачем?” и “почему?”, но в ПДД все это все – за кадром. Поэтому просто зубрить ПДД и “практиковаться” на каверзных задачках – малоэффективно. После одного чтения в голове остается только запутанный хламник из деталей.

В дальней перспективе я вижу только одно решение с достаточным охватом – обязательный курс вождения велосипеда в траффике – в старшей школе. Как первый этап для получения прав на вождение моторизованной техники.

Ну что ж, идея становится силой, когда овладевает массами. Распространяйте, если нравится.

А мы втроем едем по Львов-Дрогобыч, в жилетах, с фарами и мигалками. Я закинул таблетку кофеина, ребята не стали. Димон – из друидских соображений, а Олег делал целенаправленный эксперимент над собой.
В Новом Самборе проехали освещенную заправку с заправляющимися бреветчиками, но хлопцы кофийком не соблазнились – хотели быстрее на финиш. Чуть плутанули в центре города, и заправленная группа ускакала мимо нас в ночь.
А потом был бесконечный ровняк на Львов. Ночное небо, темные лесополосы, идеальный асфальт под колесом да небольшие горочки-спуски. Однообразие дико рубает невыспанный мозг – так можно даже заснуть в кабине и прилечь.

Ребятам, думаю, досталось сильнее, чем мне – средние дозы кофеина для такого очень показаны. Кроме того, я был морально подготовлен. Я это уже проезжал – в прошлом году, на колесе у Жени Изюмского.
Огни Львова уже начинали мерещиться, как оазис в пустыне. Наконец-то они настоящие, вот и поворот на Городок. Но это – обманчивая близость к финишу, ехать еще 25 км, больше часа с пустыми ногами. Надо закинуться батончиками, но они уже не лезут. Меняемся по кругу. Мои ноги проявляют интересный эффект – я не чувствую нормальной усталости, как будто они деревянные. Могу раскручивать до 25 без всякого сопротивления. Стараемся говорить всячину – и побольше, побольше, побольше.

Прадалжаем танцовать – не спать, не спать, не спать, не спать, не спать!

Впереди мелькает группа знакомых райдеров на МТБ-грэвелах. Развлекаемся, я пробую дотянуться – но всякая забава хороша в меру.

Вот он, вот он – финиш! Отель Каро. Дошли с приличным запасом…
Называем номера, и – внутрь. Там атмосфера “полк вернулся с передовой”. Велы, рюкзаки лежат и стоят везде. Кто-то перекусывает, кто уснул, сидя и лежа на лавках. Несколько групп тихо общаются, обсуждая пройденное.
Я наслаждаюсь непередаваемым ощущением реванша. Холодный восторг, оcознание “да, мы это сумели”. Прошли по лезвию, по грани возможного. Ну, для нас – здесь и сейчас 😉


Но засиживаться нельзя – спешим домой. Добываем борщ, чуток подзаправляемся. Прощаемся с Олегом и остальными сокатальцами.
Через Львов – на вокзал, заскакиваем в круглосуточное Сильпо за перекусами. Время как-то странно плывет, уже 25 минут до отправления. Когда Димон выбегает с добычей, притапливаем по тротуару – брусчатка уж очень злая в центре.

И я сжимаю руль до судорог в кистях – успеть, пока болты не затянули!

Грузимся.

Свой спакованный вел несу к чемоданам на багажное место, фиксирую резинкой, чтоб не полетел от тряски. Стального монстра устраиваем в тамбуре – он завернут в большие пакеты, снято переднее колесо. Крепим вертикально – стяжками к ручке. Вел норовит крутиться вокруг ручки, как дверь на петлях – поэтому беру резинку с крючками и закрепляю дополнительно.

Падаем на сиденья. Я навожу предварительный порядок в вещах, карманах, рюкзачке. Потом – снимаю-таки обувь (45-ый час без сна, я – за гранью добра и зла) и делаю переборку поршней.

Самомассаж ног из 15-ти приемов – от пальцев стоп до ягодиц.

Капитана заставить не удается – ему дорога каждая минута сна. В Киеве Димону предстоит активный день семейного человека. Я еще перекусываю – и только потом, наконец-то, позволяю сознанию погаснуть.

Мы вынырнули из беспамятства минут за 40 до Киева. Посмотрели друг на друга – и начали дико хохотать. Я не знаю, что подумали другие пассажиры – не спрашивал. А объяснять было бесполезно…

Глава 10. Протокол самовивисекции
(А) Зачетное время – 26,5 часов; из них ходовых – 21; средняя 19 км/ч.
(Б) Маршрут пройден без технических проблем. Ну, Кэп все-таки мелкий прокол поймал – уже в Киеве, возвращаясь домой. И узнал об этом на следующий день, по спущенному колесу. Что ж, боги благоволят упоротым.

(В) Байкфит-результаты:
— ехал с перепадом высоты от седла до руля (saddle to handlebar drop) в 10 см, что уже довольно агрессивный, гоночный сетап.

Плюсы у такой посадки большие – эффективнее педалирование, толчки об неровности дороги гасятся по дуге наклоненного позвоночника; аэродинамичность – в этом случае, работало лишь на спусках.

Усталость в трапецеевидке чувствовалась последние 150 км, на приемлемом уровне. То есть, с направленным вверх выносом – у меня останется запас комфорта. Можно смело резать шток на лишние 1,5 см.
— седло – заработал легкий баттхёрт на 200+ км, и не в первый раз; значит, малозаметная раскачка таза имеется – когда нога доталкивает педаль внизу цикла; седло опустил на 1 мм.
— руль – слегка натер боковую поверхность ладони, у кисти – туда неравномерно ложился вес тела; чуть увеличил угол подъёма дуалов
— стельки – первый серьёзный тест стелек со сменными подкладками под своды стопы и под косточки-метатарсусы. Купил как срочное решение после 300-ки. Подробности ниже – вдруг кому сгодится.

Уже годик, как пересел на контакты, на одной ноге часто побаливала косточка большого пальца. На второй – все хорошо. При этом на “статическом фите” – одинаковые мокрые отпечатки на бумаге, одинаковые своды. Но биомеханика у человеческих стоп непростая. Еще бы – это пружины, аммортизирующие массу всего тела при каждом шаге. И мои амморты работают по-разному. Кастомизируемые стельки позволяют независимо подобрать опору под каждую стопу. Кстати сказать, заводских настроек мне не хватило (стельки у меня Гигантские). На одной ноге пришлось еще выше поднимать опору стопы (подклеил 0,4 мм двусторонний скотч под наклейку свода), на второй ноге пришлось убрать даже самую низкую опору метатарсусов (заклеил место текстильной липучкой). Страдания у меня прекратились. Хэппи-энд с МТБ-шной обувью дает “зеленый свет” – пробовать шоссейную.

Глава 11. Вместо послесловия и благодарочек
Слыхал – на тот год Свитанок станет еще лучше, в маршрут добавиться два перевала!

Надо ехать.

Заметили в тексте ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Alex Bakkalinskiy

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: